Еврейская община Кордовы

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

 → Кордова

The Jewish Quarter Of Cordoba.

Еврейская община Кордовы — евреи, проживавшие когда-либо в городе Кордова.

Неизвестно когда евреи поселились в городе, однако, как считает Самуил ибн-Нагдил и Иегуда бен-Барзилаи, Кордова уже упоминается в Талмуде (под названием קורטנא‎)[1], и во всяком случае ко времени вторжения мусульманского войска в 711 году, евреи уже жили в Кордове, причём в большом количестве, так как мусульмане поручили евреям охрану города[2].

В следующий раз евреи Кордовы упоминаются в 840 году[2].

Евреи жили в особом квартале «Juderia» («худерия»), одни ворота которого назывались «Bab al Jahud» (ныне Альмодаварские ворота). У этих ворот, позже известных среди мусульман под названием «Bab al Huda», евреи вели обширную торговлю шёлковыми изделиями и другими товарами[3].

Число и значение евреев усилилось при Абдуррахмане I (73130 сентября 788) и его преемниках. Они не отставали от мусульман в стремлении к науке и культуре; Кордовская академия посещалась евреями и арабами, изучавшими здесь философию, грамматику, математику, ботанику и даже музыку. Один из еврейских слушателей, получивший диплом Академии, Илия, известен, как поэт и автор синагогальных стихотворений; следует также назвать музыканта Мансура, фаворита халифа Алхакема[4]. В гражданско-политическом отношении евреи были уравнены с другими жителями Кордовы. Евреи сражались в армии и занимали государственные должности[3].

Выдающееся положение занял Хисдай Ибн Шапрут, одна из светлых личностей эпохи расцвета испанского еврейства. Благодаря ему Кордова стала крупным центром еврейской культуры[3].

Как столица Кордовского халифата (с 929 года) Кордова стала крупным центром еврейской культуры Испании, чему в большой мере способствовал упомянутый Хисдай Ибн Шапрут, который привлек в Кордову таких видных еврейских философов, поэтов и ученых, как Менахем Ибн Сарук, Дунаш бен Лабрат и др. еврейских учёных и поэтов[2].

Назначение им на пост раввина Кордовы известного галахиста Моше бен Ханоха (ум. в 965 году) положило начало самостоятельному развитию талмудической учености в Испании[2].

После смерти Хисдая Ибн Шапрута в 970 году возникли раздоры по поводу замещения поста главного раввина, освободившегося после Моше бен Ханоха. Одна партия, во главе которой стоял богатый шелкопромышленник Ибн-Джау, ратовала за Иосифа ибн-Абитура, но большинство поддерживало Ханох бен Мошеа, сына р. Моше бен Ханоха, хотя он уступал ибн-Абитуру в учёности. Халиф Алхакем решил в пользу большинства, но когда Ибн-Джау получил звание «nasi» (еврейский князь) и был назначен главным судьёй всех общин Андалусии, он хотел устранить Ханоха и вызвал ибн-Абитура, скитавшегося по чужим странам. Тот отклонил приглашение, и поэтому Ханох остался на должности, которую и занимал до своей кончины в 1014 году[3].

В 1013 году берберы, завоевав Кордову, жестоко расправились с еврейской общиной, принимавшей участие в защите города. Это произошло по следующей причине: после смерти халифа Альмансура вспыхнула междоусобная война. Вождь берберской армии, Сулайман, хотел захватить в свои руки власть и соединился для этой цели с графом дон Санчо Кастильским; его противник Мохамед отправил депутацию из богатых евреев за помощью к графу дону Рамону Боррелу Барселонскому, который и согласился выставить армию. Сулайман, узнав об этом, поклялся отомстить всем евреям, и 19 апреля 1013 года он напал на Кордову, разрушил и сжёг дома евреев и изгнал их из города; только те, которые жили в предместьях, были пощажены. Это было первое преследование евреев в арабской Испании[3].

Иосиф ибн-Шапрут, сын Хасдая Ибн Шапрута, и грамматик Иона ибн-Джанах поселились в Сарагосе, Шмуэль ибн-Нагдила поселился в Малаге[3].

Только во второй четверти 11 в. еврейская община Кордовы оправилась от погрома[2].

Среди учёных 11 в. — первой половины 12 в. выделялись талмудист и астроном Ицхак бен Барух Албалия (10351094), поэты Иосеф бен Я‘аков Ибн Сахл (ум. в 1123 году) и Иосеф Ибн Цаддик, даян Кордовы в 11381149 годах. Появление лжемессии Ибн Арье вызвало в 1117 году среди евреев Кордовы волну ожиданий Машиаха, которым положило конец вмешательство руководства еврейской общины[2].

В 1135 году в Кордове родился Маймонид, семья которого, как и большинство евреев города, бежала в 1148 году, когда захватившие власть Альмохады стали принуждать евреев принять ислам под угрозой смерти[2].

Великолепная синагога, построенная отцом Хасдая ибн-Шапрута, Исааком ибн-Шапрут, стала добычей грабежа[3].

Еврейский квартал Кордовы в период исламского господства, а также после завоевания города христианами находился недалеко от городской крепости в юго-западной части Кордовы, и его планировка, а также ряд построек, в том числе синагога в стиле мудехар, построенная в 1315 году архитектором Ицхаком Мехабом бен Эфраимом1885 года — национальный памятник Испании) сохранились до нашего времени[5]. Другой еврейский квартал, разрушенный берберами, находился в северной части Кордовы близ Еврейских ворот (разобраны в 1903 году). От него осталась лишь синагога, датируемая 10 в.[2]

В 1236 году Кордова была завоевана королём Кастилии Фердинандом Святым, который отвёл евреям для жительства их старый квартал («Juderia»), расположенный близ кафедрального собора, рядом с рыбным рынком («la Pescaderia»)[3]. Евреи принимали активное участие в восстановлении экономики города после его перехода под власть Фердинанда. Они занимались различными ремёслами, но главным образом торговлей и производством текстильных товаров[2].

Главная улица в квартале была известна под названием «Calle de los Judios» (ныне «Calle de Maimonides», улица Маймонида). Juderia была окружена стенами, и над ней господствовал форт. Евреи обязаны были носить отличительный знак и, по декрету папы Иннокентия IV, платить десятину духовенству. Как только они благодаря привилегии, пожалованной Фердинандом (Fuero de Cordova), почувствовали себя под защитой, они приступили к постройке синагоги, высота и великолепие которой возбудили явный гнев епископа и его капитула, подавших протест королю. Когда же он не обратил внимания на это домогательство, папа Иннокентий IV издал в 1250 году соответствующий декрет, но, тем не менее, в этом же году синагога была закончена[3].

С 1239 года евреев обязали носить отличительный знак. Двумя годами позже евреям, принявшим христианство, был закрыт доступ к государственным должностям, которые давали юридическую власть над христианами. В 1254 году указом Альфонса X евреев обязали платить духовенству десятую часть доходов от земли, купленной у христиан; еврейская община была обложена тяжёлыми податями[2].

В июне 1391 года антисемитские бесчинства в Кордове завершились еврейский погромом, в котором погибло 2 тысячи евреев — подавляющая часть общины города. Многие, спасаясь от смерти, крестились. Сохранилась лишь одна синагога, превращённая в церковь. Уцелевшие евреи переселились в Гранаду, находившуюся под властью мусульман. Гонениям отныне подвергались в Кордове не только евреи, но и марраны, многие из них погибли под пытками инквизиции в 80-х гг. 15 в.[2]

В 1406 году погром повторился, погибли сотни людей[3].

В 1470 году губернатор Кордовы приказал, чтобы евреи оставили «Juderia» и переселились в старый Алказар. По просьбе, однако, старшины общины, Моше Бархилло, приказ был отменён королевой Изабеллой в 16 марта 1470 году[3].

Ещё сильнее была вражда к марранам Кордовы, имевшим защитника в лице всесильного Альфонса де Агиляра. Духовенство, настроенное против марранов, организовало общество «Caridad», в которое не допускались марраны. Когда в день открытия общества — 14 марта 1473 года — процессия пришла на улицу кузнецов, в соседстве собора и «Juderia», был дан знак к нападению на марранов. С криком «Viva la fe’ de Dios» фанатизированная толпа черни ворвалась в дома марранов. Губернатор города, пытавшийся усмирить толпу, должен был спастись в Алказар, где нашли убежище многие евреи и мараны. Когда погром закончился, он вынужден был оставить Кордову и отправился в Агиляр, куда за ним последовали евреи и марраны. В 1473 году был издан приказ, запрещающий марранам занимать общественные должности в Кордове, а другим декретом евреям, под страхом смертной казни, было воспрещено жить в Кордове[3].

В 1483 году евреям было приказано покинуть Андалусию. В 1485 году община Кордовы возродилась на некоторое время, но вскоре прекратила своё существование[2].

Инквизиция Кордовы преследовала марранов и после ликвидации еврейской общины. Особую свирепость при допросах проявлял Диего Родригес Лусеро, инквизитор Кордовы в 14991509 годах. Между тем кордовские марраны славились преданностью вере отцов, и для официального возвращения в иудаизм им достаточно было доказать бет-дину любого европейского города, что они воспитывались в Кордове[2].

В Кордове часто происходили аутодафе1665, 1666, 1723 и 1724 годах)[6].

В 1935 году в Кордове отмечалось 800-летие со дня рождения Маймонида, которому в 1964 году был открыт памятник на площади, названной по месту его погребения — Тверия. В Кордове имеется также площадь Иехуды ха-Леви[2].

Был создан еврейский музей. По словам экскурсовода еврейского музея Леи Нецер, еврейские молитвенники были пожертвованы синагоге издательством из Мексики, а Свиток Торы пожертвовала еврейская община Марракеша (Марокко)[7].

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты