Насильственная исламизация евреев Аббасом II

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Аббас I.

Насильственная исламизация евреев Аббасом II — насильственная исламизация иранских евреев в период правления Аббаса II.

[править] Общие сведения

Аббас II правил в 1642—1667 годах.

Описание его гонений на евреев и принуждение их к исламу дают Бабай ибн-Лутф и другие авторы.

1-й указ, приказывавший евреям принять ислам, относится к 1656 году. Поводом к указу послужило то обстоятельство, что у евреев Исфахана были обнаружены украшения с дорогого кинжала, который был украден у шаха его садовником. Аббас впал в ярость на евреев, купивших краденую вещь и отрицавших свою виновность; он приказал убить некоторых евреев, а прочих изгнать из города.

Великий визирь Мохаммед-бей посоветовал обратить евреев в ислам и сам взялся привести в исполнение свой совет. В Исхахани он предоставил евреям на выбор: либо оставить город, бросив имущество и все дела, либо принять ислам и получить из казны по 2 золотых томана на человека, а также 5 тысяч золотых на всех единовременно и 15 тысяч на женщин. Евреи согласились на это. Многие, попрятавшиеся было при 1-м известии об указе, теперь стали приходить за деньгами. В Кашане представители еврейской общины вынуждены были публично произнести символ веры ислама и съесть мяса с молоком, после чего визирь подарил всем этим неофитам новое платье; когда же через месяц шах приказал выдать им по золотому томану, визирь удержал в свою пользу стоимость полученного ими платья. Сообщение о деньгах, выдававшихся новообращенным евреям, подтверждает и француз Шарден, живший одно время при дворе шаха. Он говорит, что в свое время Аббас I и Аббас II давали по 400 франков на мужчину и 300 на женщину[1].

ЕЭБЭ сообщает:

Автор хроники делит всех новообращенных на 3 группы: к первой, самой многочисленной, принадлежали евреи, бывшие внешним образом мусульманами, на деле же остававшиеся иудеями и не работавшие по субботам; ко второй принадлежали такие, которые прятались только по субботам и читали Тору и Таргум; лишь незначительная часть обращенных совсем порвала с еврейством. Хану провинции Гамадан также удалось обратить в ислам тамошних евреев, причем он роздал по золотому томану на человека; но когда он прибыл в Испагань для того, чтобы получить из казны розданные им из собственных средств деньги, великий визирь ему отказал. Тогда хан, вернувшись домой, позволил евреям снова исповедовать иудейство, но потребовал за это с каждого по 2 томана. Услыхав об этом, великий визирь сделал ему выговор. Хан, захватив представителей еврейской общины, снова объявил их мусульманами и отпустил не раньше, чем получил по 3 томана с человека штрафа за временное отпадение от мусульманства. Такие же события происходили и в других частях Персии. В Куме начальник города убедил евреев принять ислам, обещав им большие подарки и льготы, а также разрешив им сохранить еврейские книги (Тору). Он действительно сдержал обещание; но, узнав через некоторое время, что новообращенные втайне соблюдают еврейские посты, подвергают обрезанию детей своих и совершают ритуальный убой животных, он приказал уничтожить еврейские книги, говоря: "Доколе Тора будет у вас, вы не сумеете вырвать из сердца свою старую веру". Евреям города Хунсара удалось выхлопотать у шаха, помимо великого визиря, дозволение исповедовать свою религию; но когда об этом впоследствии узнал визирь, он сделал строгий выговор хану Луристанскому и последний, бывший сначала другом евреев, заставил их произнести символ веры ислама; от публичного вкушения мяса с молоком им удалось откупиться. Когда через некоторое время хану донесли, что новообращенные соблюдают субботу, и он сам убедился, что они в этот день сидят дома и, по старому обычаю, читают книги, в лавках же, хотя они и открыты, под разными предлогами не торгуют, он пригрозил им смертью, если они не откажутся от своей прежней религии. С этого времени евреи стали творить мусульманские молитвы и посылать детей своих в мусульманские школы.

Некоторые общины не приняли ислам:

Только жители Фарах-абада, основываясь на том, что они люди знаменитого "Лала-зара" (Элеазара) и живут отдельно от мусульман, отстояли право исповедовать свою религию, но должны были в знак принадлежности к еврейству носить на шее колокольчик, красный колпак на голове и железные кольца. За большие деньги они откупились от этого унижения. Жители Шираза и Лара послали депутацию к шаху из наиболее красивых еврейских девушек; таким образом им удалось выхлопотать позволение остаться при старой вере, но с условием жить отдельно от мусульман и платить ежегодно по два золотых поголовной подати. В Иезде евреи сумели при помощи подарков заинтересовать в своем деле многих мусульман, которые отправились в Испагань просить шаха за евреев; ходатайство увенчалось успехом, и шах дозволил евреям остаться в Иезде и исповедовать свою веру.

За евреев заступился представитель персидского духовенства, шиитский мулла Мухсин, который указал шаху, что пророк запретил обращать евреев насильно и что Тора Моисея не отменена. Когда же визирь заметил, что евреи обратились в ислам добровольно, мулла ответил:

Ты употребил силу против этого народа! Ты выгнал их из домов, лишил их и детей всякого убежища и не оставил им иного выхода, кроме принятия ислама. Устами они произнесли исповедание веры, но как сердцу их порвать с тем, к чему они привыкли?

Но гонения продолжались:

Тогда, по предложению визиря, послали мирзу Масуди (одного из единомышленников визиря) спросить у испаганских евреев, кто из них хочет остаться при старой вере. Предполагая подвох, спрошенные сначала не хотели признать себя евреями, но посланцу удалось убедить их, что шах дарует им по предстательству Мухсина свободу вероисповедания; тогда они все объявили себя евреями, в ближайшую субботу открыли синагогу и свободно совершили богослужение. Но на следующий день на улицах Испагани было объявлено, что евреи обязаны носить на платье ленту в знак принадлежности к еврейству; когда же бывшие мусульмане появились с этим знаком на базаре, они подверглись оскорблениям и побоям со стороны правоверных. Кроме того, с них потребовали возвращения денег, полученных при обращении, и подати за все то время, что они считались мусульманами и в качестве таковых были свободны от нее. Так как многие не могли тотчас же заплатить всю причитавшуюся с них сумму, то их дома были назначены в продажу, а сами они были загнаны в запущенный "Соловьиный парк", находившийся на расстоянии парасанга от Испагани. Там их долго держали без пищи и подвергали побоям до тех пор, пока они снова не изъявили согласия стать мусульманами. Мирза Масуди милостиво принял раскаявшихся и заставил каждого опять произнести формулу ислама, старикам приказал выкрасить бороды в черный цвет, синагогу же велел разрушить. Такие сцены происходили и в других местах. Пять лет продолжались эти бедствия евреев; они прекратились в 1661 г. после падения великого визиря. По ходатайству евреев шах снова позволил им исповедовать еврейскую веру и запретил оскорблять тех, которые отреклись от насильно навязанного им ислама[2].

Подробное описание случившегося приводит и армянский автор Аракел Даврижеци[3]. Армянский историк датирует начало данного события 1657 годом и сообщает, что инициатором был эхтимал-довлат (визирь) Махмат-бек:

Махмат-бек, который выселил из центра города Исфахана армян, а нынче хотел выселить и евреев, снарядил воинов и послал их против племени евреев, кое и есть племя иудеев, мол: «Вы, все евреи, должны переехать отсюда, из центра города, переселиться за черту города и обосноваться где-нибудь на окраине города, потому что вы, мол, не веруете в Магомета, вы нечистое племя; выходите из нашего города и живите за чертой города, ибо таково повеление государя относительно вас».

Аракел свидетельствует, что против евреев были действовала армия:

Воины эхтимал-довлата, пришедшие выселять евреев, мучая и нанося удары и раны мечами и дубинами, насильно выгнали всех евреев с их насиженных мест, скарб и утварь их разбросали и очаги разрушили. А евреи, подняв крик и плач, громко вопя и сетуя, взяв каждый за руки сыновей и дочерей своих, взвалив на спину постель и одежду, вышли из своих жилищ ночью, в необычное время, и кружили по дворам магометан, по площадям и улицам. И не было никого, кто пожалел бы их. Затем евреи, выйдя из города, отправились в Джугу и Гаврапат, но и там не нашли они приюта, поскольку [туда] пришли какие-то воины, якобы посланные эхтимал-довлатом, и приказали джугинцам и гаврапатцам не давать им приюта, поэтому те не дали. И все племя еврейское осталось без крова. видев, что добровольно их нельзя обратить в мусульманство, эхтимал-довлат задумал обратить их в мусульманство насильственно. С этой целью он приказал жителям-магометанам, и особенно военным, хватать всех евреев, где бы они ни были, и тащить ко двору эхтимал-довлата.

Принуждение было основано на пытках:

Эхтимал-довлат приказал своим воинам приставить к каждым двум евреям одного воина в качестве мучителя и, схватив всех оказавшихся там евреев, связав, повести и загнать их за ту ограду. Землю же там залить водой и всех [евреев], скрутив им руки за спину, сняв исподнее и подняв подол одежды, посадить на землю. А было это в холодную осеннюю пору, так что земля намокла от пролитой воды, более того, она покрылась льдом, и несчастные евреи сидели на оледенелой земле, а персидские воины, стоя над ними, били их. Три дня и три ночи оставались евреи там, голодные, с пустыми желудками, ибо никто не дал им ничего поесть, а родичи их, придя [туда], стояли по ту сторону ограды и бросали за ограду принесенный [с собой] хлеб, чтобы было чем прокормиться; но и это воины отнимали и сами ели, не давали евреям. Поэтому они оставались голодными три дня, пока эхтимал-довлат не приказал вывести их оттуда, привести в город и бросить в темницу.

Аракел также отмечает, что духовный лидер Ирана посчитал эти действия неправильными, говоря: «Наша религия не предписывает насильственного обращения кого-либо [в ислам]».

Также Аракел пишет, что среди евреев были и предатели, например Аватия, которые подсказывали, как лучше устроить исламизацию. Евреям удалось убить Аватию.

Аракел пишет, что после исламизации евреев Исфахана, в ислам обратились и некоторые другие общины:

Из евреев, живших в персидских городах, следующие, попав в безвыходное положение, поневоле, видимости ради приняли веру персов: жители Кашана, Хума, Тавриза, Ардебиля, Казбина, Лара, Шираза, Бандарикума.

Но часть община сопротивлялась исламизации:

Не приняли религии персов при помощи ли взяток, бегства или же открытого сопротивления [уроженцы] Гюльпекана, Хунсара, Бандара, Шуштара, Хамадана, Иезда, Кермана, Хорасана, Думаванда, Астарабада, области Гилянской, селений Фахрабада. Евреи, проживавшие в городе Фахрабаде, выступили открыто, воспротивились приказам государевым и не приняли магометанства.

Аракел пишет:

Евреи перенесли также много других притеснений и пыток, вплоть до того, что самим мучителям их, персам, надоело притеснять их и они оставили их в покое, перестали мучить. Таким образом, они избавились и все еще остаются [верными] родной вере иудейской, а будущее известно богу, которому вечная слава, аминь.

[править] См. также

[править] Источники

  1. Chardin, Voyage en Perse, VI
  2. ЕЭБЕ. Россия, Санкт-Петербург, 1906—1913
  3. Аракел Даврижеци. «Книга историй». Глава 34.
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты