Зерубавель бен Шалтиэль

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Зерубавель бен Шалтиэль

ивр. זרובבל בן שאלתיאל
Zerubbabel.jpg








Предшественник Шешбацар
Преемник Эзра



























Зерубавель бен Шалтиэль (Зоровавель, Зэрубавель, Зрубавел, Зеруббабель, Зерубабель, англ. Zerubbabel, лат. Zorobabel, греч. Ζοροβαβέλ, Zorobabel, ивр. זְרֻבָּבֵל) — наместник (пеха) провинции Иехуд (Иудея)[1].

[править] Биография

Имя от ассирийско-вавилонского Зер-Бабили (Zeru-Babel) — «вавилонский отпрыск», «семя Вавилона». Его еврейским именем было Цемах[2].

Он был сын Шеалтиеля и внуком или внучатым племянником царя Иехояхина.

Возможно, в Персии носил имя Шешбацар.

Иосиф Флавий рассказал легенду, что Зерубавель был сначала солдатом в гвардии Дария Гистаспа и обратил на себя внимание последнего блестящим умом и редкою находчивостью; в награду за некоторые услуги, оказанные этому царю, он получил разрешение отправиться в Иерусалим и там восстановить разрушенный храм[3].

Вместе с Иехошуа, сыном первосвященника Иехоцадака, возглавил первую партию (42 360 человек[4]) возвращение евреев из Вавилонского пленения и руководил строительством Второго Храма с разрешения персидского царя Кира[5][6]. Для этого Зерубавель получил от Кира всю храмовая утварь и другие драгоценности Храма, увезённые из Иерусалима вавилонским царём Навуходоносором, для обратного их доставления в Эрец-Исраэль[7].

Полагают, что Кир решил разрешить репатриацию евреев в Иудею, чтобы иметь на границах с Египтом и Аравийской пустыней преданного союзника. Поэтому Кир немедленно после утверждения на своём на вавилонском престоле обратился к евреям с указом, в котором разрешил всем желающим вернуться в Иудею и отстроить разрушенный Храм[8].

Зерубавель и Иехошуа воздвигли в Иерусалиме жертвенник (алтарь), восстановили богослужение[9] и на начальном этапе руководили строительством Храма. Они же отклонили просьбу «врагов Иехуды и Биньямина» (под которыми, вероятно, подразумеваются самаритяне) принимать участие в планируемом строительстве[10]. Зерубавель делил вместе с народом все труды по отстройке Иерусалима и на первых порах жил, как и весь остальной народ, в палатке.

Когда евреи приступили к заготовлению материалов для сооружения Храма, то в переговоры по этому вопросу с сидонянами и тирийцами, вероятно, вступил один Зерубавель, так как для этого требовалось особое разрешение Кира (которое действительно и было им дано), а официальным представителем евреев перед последним являлся только Зерубавель[11].

Интересно отметить, что как и при строительстве храма Соломона, так и теперь в строительстве участвовали финикийцы:

И стали выдавать серебро каменотесам и плотникам, и пищу и питье и масло Сидонянам и Тирянам, чтоб они доставляли кедровый лес с Ливана по морю в Яфу, с дозволения им Кира, царя Персидского[12].

Торжественно и с умилением отпраздновали иудеи закладку храма. Народ радовался, и отголоски его радости дошли до его соседей-самаритян, которые, считая себя евреями, явились к своим собратьям и, пылая рвением к служению единому Богу, заявили им:

Мы будем строить (храм) с вами, потому что мы, как и вы, прибегаем к Богу вашему и Ему мы жертвы приносим от дней Асархаддона, царя ассирийского, который перевел нас сюда[13].

Но на это братское предложение последовал со стороны Зерубавеля и других еврейских представителей категорический отказ: «Мы одни будем строить дом Господу Богу Израилеву, как повелел нам царь Кир, царь персидский». Генрих Грец приписывает этот грубый ответ исключительно в уста Зерубавеля, делая как бы его одного виновником отторжения братского народа, превратившегося с этого времени в жестокого врага евреев. Одни авторы, как тот же Грец, считали, что Зерубавель оттолкнул самаритян из-за религиозного фанатизма, другие же, как Каценельсон, полагали, что этот отказ был следствием трусливой и близорукой политики Зерубавеля и окружавших его, так как они опасались, что присоединение к евреям окрестных племён возбудит подозрительность Кира.

Таким образом, самаритянам было запрещено участвовать в постройке Храма, и они поклялись отомстить за это евреям. Эта месть не заставила себя долго ждать: вскоре благодаря интригам самаритян, евреям было запрещено продолжать постройку Храма. Другая причина прекращения работ состояла в том, что возникла напряжённость между Зерубавелем — тогдашним представителем Давидовой династии — и первосвященником Иошуей, представителем клерикальной партии евреев, и об уничтожении которых так сильно хлопотали пророк Зехария и некоторые псалмопевцы[14][15]. Перерыв в строительных работах продлился во всём продолжении царствования Кира и Камбиза, и только в начале правления царя Дария I Гистаспа в 520 г. до н. э. Зерубавель , помирившийся с самаритянами, вновь приступил к постройке Храма[16]. В этот период Зерубавель выступает в качестве лидера народа[17] и становится главным героем пророчеств Хаггая и Захарии, вдохновляющих и призывающих его завершить строительство Храма[18][19]. Роль, которую играл Зерубавель при Дарии I, была, вероятно, столь же значительна, как и при Кире. Он сумел расположить к себе Дария Гистаспа, который, к общей радости народа, подтвердил за ним звание наместника Иудеи[20]‎. Пророчествовавший в то время пророк Хаггай подтверждает народную радость по поводу успехов Зеруббабеля в следующем восклицании: «Я возьму тебя, Зерубавель, раб мой, буду беречь тебя, как перстень-печать, ибо Я возлюбил тебя, говорит Господь Цебаот»[21].

К этому же времени относится возникновение тех сочувственных дому Давида пророчеств и псалмов, в которых основатель этой династии выставляется как идеал благочестивого царя, и это делается с целью придать Зерубавелю в глазах народа ореол наследственного величия. Вероятно, симпатии народа были всецело на стороне Зерубавеля, и он, пользуясь наряду с этим ещё покровительством Дария, принялся достраивать Храм. Были, правда, скептики между евреями, которые утверждали, что ныне «не время отстраивать дом Божий»[22], чем, несомненно, ослабляли народную энергию и волю, но в этих случаях Зерубавель пользовался поддержкой современных ему пророков — Хаггая и Зехарии, которые в один голос взывали к мужеству народа, умоляя его продолжать начатую работу: «Мужайся ныне, Зерубавель, изрек Господь; мужайся, Иошуа, сын Иегоцадака, первосвященник; мужайся весь народ земли сей, говорит Господь, и производите работы, ибо Я с вами … не бойтесь»[23]. 4 года продолжалась безостановочная работа по восстановлению Храма; наконец Храм был готов и, к удивлению современников и в подтверждение слов пророков, был окончен ровно через 70 лет со дня разрушения Первого Храма.

Но в то же время среди евреев возникли крупные раздоры. Клерикальная партия во главе с первосвященником Иошуей начала борьбку против «демократической партии», во главе которой стоял Зеруббабель. Что подготовило и питало эту вражду, какими мотивами руководствовались обе партии — неизвестно. Приходится предположить, что как ни была сильна в обществе вавилонских выходцев идея светской власти, сильнее всё-таки оказалось тяготение к теократическому строю государства. Это тяготение питалось и поддерживалось особенно теми евреями, которые остались в Вавилонии и для которых весь смысл пребывания их братьев в Иудеи тесно сплетался с существованием Храма, с религиозным бытом, а не с тем или иным политическим строем вновь организованного государства. Вавилонские евреи не жалели денег для поддержания молодой общины, но, вероятно, требовали, чтобы они шли на определенную цель — на храмовые надобности и на укрепление теократических идей. Пророк Захария, полностью примыкавший к партии теократической, открыто проповедовал преимущество священничества перед светской властью и из золота, присланного из Вавилонии, изготовил корону для Иошуи, а не для Зерубавеля. Правда, он же предсказал, что последний «построит храм Божий, будет облачен величием и будет восседать, властвуя на своем троне» и что «между обоими будет царить мирный совет», однако его слова не оправдались в действительности. В этой борьбе пришлось уступить Зерубавелю. Всю полноту власти он предоставил первосвященнику, а сам, покинув свой пост правителя Иудеи, вернулся обратно в Вавилонию.

Возможно, что настроения евреев восстановить царство Давидидов вызвали у Дария опасения, так как в первые годы его царствования в Персидской державе произошёл целый ряд мятежей подвластных народов, и можно предположить, что эти опасения побудили Дария убрать Зарубавела с политической сцены.

У Зерубавеля было два сына и одна дочь[24], и некоторые из его отдалённых потомков занимали в диаспоре пост эксилархов, тогда как в Эрец-Исраэль Зеруббабель был из рода Давида последним, который играл роль правителя евреев.

[править] Примечания

  1. Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  2. Зехар., 3, 8; 6, 12
  3. «Иудейские Древности», XI, 3, §§ 5—9
  4. Езр., 2, 64
  5. Эзр., 2, 2
  6. Hex., 7, 7
  7. Эзра, I, 7—8; 5, 14—16
  8. Эзр., I, 1—3
  9. Эзр., 3, 2 и сл.
  10. Эзр., 4, 1–3
  11. Эзр., 1, 8
  12. Эзр., 3, 7
  13. Эзр., 4, 2
  14. Псалм., 132, 1 и сл. до конца; 133, 1 и сл.
  15. Зехар., 3, 10; 4, 3, 11—14; 6, 13
  16. Эз., 4
  17. Эзр., 5:1–2
  18. Хаг., 1:14–15
  19. Зах., 4:6–10
  20. Хаг., 2, 21
  21. Хаг., 2, 21—23
  22. Хаг., 1, 2
  23. Хаг., 2, 4—5
  24. I Хрон., 3, 19
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты