Участие горских евреев в Кавказской войне

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Участие горских евреев в Кавказской войнегорские евреи в Кавказской войне (1810−1859).

Содержание

[править] На стороне русских

[править] Предыстория

Во время войны горские евреи проживали в городах и вокруг городов Кизляр, Хасавьюрт, Кизильюрт, Моздок, Махачкала, Гудермес и Дербент жили горские евреи. Евреи жили по всему Северному Кавказу, их было особенно много в Чечне и Дагестане, но также евреи жили и в других регионах, Кабарде, Осетии и т. д.[1]

Когда евреи поселились на Северном Кавказе точно неизвестно, но очевидно что очень давно, задолго до н. э., так как евреи Дербента упомянуты в Талмуде, а евреи Тамани, западного Кавказа, известны по археологическим памятникам, восходящим к античному времени. В главном чеченском ауле Чечен-ауле, евреи издавна вели торговлю[2].

В целом, горские евреи были настроены пророссийски, считая что Российская империя создаст благоприятные условия для торговли и ремёсел, которыми занимались евреи. Евреи не видели смысла вести против русских войну, во время войны евреи подвергались нападениям, грабежам, унижениям, но без помощи лекарей-евреев горцы обойтись не могли, как не могли обойтись без товаров и продовольствия.

[править] До Шамиля

Ещё до Шамиля, в Чечне в начале 19 в. восстал Удди-мулла из тейпа Шуано (по другим данным, из тейпа Г1ордалой), он выдвинул евреям Дойкур-аула (ныне Толстой-Юрт) ультиматум — принять ислам или уйти. Евреи отклонили ультиматум и вооружились. Состоялся бой, в котором погибло 20−28 евреев, многих евреев Удди-Мулла взял в плен. Имущество евреев он конфисковал. Спасшиеся евреи бежали за Терек к русским[3].

Вскоре в 1818 году с постройкой крепости Грозной, кардонная линия была перенесена на Сунжу, и бежавшие за Терек евреи практически сразу переселились за крепостным валом, став, таким образом, одними из первейших жителей Грозного. Таким образом, еврейская община Грозного была основана евреями, беженцами из аула Дойкур-аула (ныне Толстой-Юрт)[4].

Евреи обращались к царским военачальникам за защитой и помощью, но в целом, русские власти относились к просьбам евреев прохладно. Так, например Иуда Чёрный рассказал, что Ермолов отказал в 1822 году евреям аула Эндери в разрешении переселится в русские поселения. Интересно, что евреи хотели переселится в Чеченский округ, но Ермолов не захотел лишать кумыкских князей в доходах, получаемых от евреев[5].

Имам Мехмед из Ягары в 1823 году объявил газават (джихад) против неверных (России и евреев): «убийство еврея является для каждого мусульманина делом чести»[4].

Рази Мухаммед, имам Чечни и Дагестана, отбросил закон гор и стал жить по законам шариата, призывая к войне с неверными в 1831 году. Очевидцы рассказывали, что спустившись с гор, Мухаммед сжигал дома евреев, отнимал всё имущество, община была рассеяна, стали селиться в других аулах далеко в горах. В ауле Джерах он захватил 20 человек и держал их до тех пор, пока не дали за них выкуп. Евреи платили специальный налог, чтобы их не заставляли насильно переходить в ислам[4].

В 1831 году во время похода имама Гази-Магомеда в Южный Дагестан воинами имама был разрушен ряд сёл, в том числе и еврейское селение Селах[6].

В 1832 году еврейская община Дербента просила русскую администрацию уравнять евреев в правах с мусульманами и армянами на том основании, что евреи наряду с прочими гражданами города принимали активное участие в его обороне в 1831 году от отрядов Гази-Мухаммеда[5].

[править] При Шамиле

В 1835 году имам Шамиль создаёт теократическое государство на территории Чечни и Дагестана и это один из самых тяжёлых периодов в истории горских евреев. Захваченных в плен за неимением выкупа продавали в рабство. Евреи страдали от преследований и угнетения своих хозяев, местных жителей и от постоянных нападений банд Шамиля, которые грабили, убивали и уводили в плен. Многие окончательно разорились и скитались с места на место по своим собратьям, выпрашивая деньги для выкупа пленников из рук тиранов. Войска Шамиля осадили Эндери и евреи бежали в крепость Внезапная, основанную генералом Ермоловым в 1819 году. Осада продолжалась 14 дней, не было пищи и воды и люди умирали от жажды. Евреи молились Богу о воде и в последний день осады пошёл дождь, все ямы наполнились водой. Тут подошли русские войска и банды Шамиля отступили[4].

Шамиль провозгласил священную войну против «неверных» и жители многих аулов были насильно обращены в ислам. При Шамиле жители ряда еврейских аулов были обращены в ислам и впоследствии слились с местным населением.

В 1840 году главы общины горских евреев Дербента обратились с петицией на иврите к Николаю I, прося защиты от мусульман[4].

Известно, что наиб Шамиля, Хадж-Мурад совершил набег на Доргели. В этом селе частично проживали еврейские поселенцы. Было захвачено много пленных евреев, их имущество и скот.

Рассказывают байку, что некий черкес, рубивший дрова, взял в плен еврея, маркитанта русской армии (маркитант — мелкий торговец предметами солдатского обихода в походе) и посадил его сзади себя верхом на коне. Еврей выдернул из-за пояса черкеса топор, и, убив его, столкнул с лошади и поскакал, но был пойман другим черкесом и приведён им к Шамилю. Имам приказал: семью убитого черкеса наградить; черкеса, поймавшего вновь еврея, высечь за то, что он на месте не убил еврея; а еврею сказал: «прощаю тебя за то, что в первый раз в жизни вижу храброго еврея».

Аксаевские евреи рассказывают (как пишет Иуда Чёрный), что когда они переселились в Аксай (Яхсай) в Дагестане (недалеко от границы с Чечнёй), владетелем там был с 1820 года (по распоряжению Ермолова) Муса Хасаев (умер в 1846 году), один из аксаевских князей, то последний распоряжался с евреями очень жестоко: «Муса Хасай, один из князей этого района, обходился с евреями жестоко, не обращал внимания на то, что их убивали соседние мусульмане. Аксайские евреи страдали, их вырезали, убивали, грабили»[4]. Поэтому, в 1845 году аксаевские евреи обратились к русским властям с просьбой о защите и покровительстве[5].

Подобно аксаевским евреям, страдали евреи и в Костеке, от костековских князей и тамошних мусульманских жителей[5].

В 1847 году Шамиль два раза нападает на Грозный: «Не успели мы отстроиться, как Шамиль напал снова, на этот раз зимой. Он не только сжёг наши дома, но и убил 35 человек, в том числе женщин и детей, 5 человек увёл в плен» (из записей этнографа В. Бергера). «11-го швата (22 января) 1848 года», — вспоминает рабби Шимон бен Эфраим, — «глубокой ночью в аул ворвался Шамиль со своими бандами. Многих евреев безжалостно убили прямо в постели, других избили плётками и палками до полусмерти, отняли всё, отобрали одежду и бывшие в домах припасы. Дети потом умирали от голода и холода. Парней и девушек увели в плен, в числе их были и я с сестрой. На нас одели кандалы и погнали в горы. Три дня и три ночи нас держали в глубокой яме, а затем продали одному мусульманину, у которого мы работали как рабы за миску похлёбки в день»[4].

Русский офицер вспоминал:

Рядом с аулом располагалась еврейская слобода. Хотя горские евреи, когда они имеют при себе оружие, похрабрее своих единоверцев в цивилизованных странах, но всё же это народ мирный, торговый, не привык прибегать к оружию и никогда ни на кого не нападает. Поэтому наибу Абакару Дебиру (помощник имама) было легко их одолеть. Он отобрал у них всё, что было, сжёг дома и увёл в плен около 80 женщин и детей[4].

Главный раввин Кавказа Элиягу бен Мишаэль Мизрахи в специальном послании призвал евреев содействовать всеми силами русской армии и был награждён командующим русскими войсками графом М.С. Воронцовым медалью за верную службу России[4].

Евреи служили проводниками и переводчиками. Одним из таких проводников был Арон из Грозного, которого чеченцы выкрали и долго мучили, постепенно отрубая руки и ноги. «В этот период у евреев не осталось ни синагог, ни молитвенных домов, только по субботам собирались они в каком-нибудь большом сарае, где молились в полголоса, без громких песнопений, потому что если мусульмане узнавали, что евреи собрались для молитвы, они врывались туда, оскорбляли и избивали молящихся, а затем сжигали этот дом» (из записей Иуды Чёрного)[4].

То что евреи служили проводниками говорит о том, что они очень хорошо знали Чечню. В конце 1851 года была создана агентурная сеть левого фланга. Джигиты горских евреев проникали в самое сердце гор, узнавали местоположение аулов, наблюдали за действиями и передвижениями отрядов войска неприятеля, успешно заменяя дагестанских лазутчиков[1].

В начале 1853 года пришло предписание иметь в конных полках по 60 человек евреев-горцев, в пеших — по 90 человек. Кроме того, призванные на службу евреи и члены их семей получали российское гражданство и значительное денежное довольствие. В начале 1855 года имам Шамиль стал нести существенные потери на левом фланге кавказского фронта[1].

[править] На стороне горцев

Какая-то часть евреев, жителей Чечни и Дагестана, из числа принявших ислам, воевала на стороне горцев.

Отметим, что евреи-кантонисты, набранные в российскую армию, не видя смысла воевать за Российскую империю убегали к Шамилю, который выделил им специальный аул — Ведено (впрочем, перебежчики и пленные солдаты селились Шамилём и в других аулах, например в Дылыме). Из их числа, и из числа их потомков вышло немало муджахедов.

Любопытно, что ашкеназские евреи, служившие в русской армии на Кавказе, освоили там и перенесли в Черту оседлости так называемый Нигун (мотив) Шамиля, ставший одним из самых популярных нигунов в среде любавических хасидов[7].

Рассказывают, что при Шамиле даже был эскадрон, состоящий из горских евреев. «Самые лихие воины Ислама мечтали повоевать в этом подразделении под началом еврейских командиров»[8].

Испанец на русской службе Хуан Ван Гален, участник Кавказской войны, упоминает о том, что в Эндери против русских воевали и евреи, жители этого села[9]. Эти евреи вместе с многими мусульманами по-видимому покинули аул, когда его захватили русские[10].

Были евреи и при Шамиле. Так, руководил монетным двором и координировал экономический курс при Шамиле горский еврей Исмиханов. Однажды его хотели обвинить в том, что он тайно передал евреям пресс-формы для чеканки монет. Шамиль приказал «хотя бы отрубить ему руку и выколоть глаза», но формы неожиданно были найдены у одного сотников Шамиля. Шамиль лично уже ослепил его на один глаз, когда сотник извернулся и нанёс ему удар кинжалом. Раненый Шамиль с неимоверной силой стиснул его в своих объятиях и зубами разорвал ему голову. Исмиханов был спасён. Позднее, Исмиханов выступил в качестве переводчика между Шамилём и русскими[1].

У Шамиля лекарями были немец Сигизмунд Арнольд и горский еврей Султан Горичиев. Мать его была повитухой в женской половине дома Шамиля. Когда Шамиль умер, на его теле нашли 19 колотых и 3 огнестрельных ранения. Горичиев оставался с Шамилём до самой его смерти в Медине. Был вызван как свидетель его благочестия в муфтият, и видел, что Шамиля похоронили неподалёку от могилы Магомеда[1].

На протяжении всей жизни Шамиля у него было 8 жён. Самым долгим был брак с Анной Улухановой — дочерью горского еврея, купца из Моздока[1].

Сам Шамиль говорил: «Если еврей в Исламе, то от него будет много пользы для Ислама, если еврей против Ислама, то от него будет много вреда Исламу»[11].

У имама Шамиля был даже один наиб — еврей, принявший ислам[11].

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты