Гиппократ (брат Эпикида)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Гиппократ






Гражданство Карфаген


Род деятельности полководец







Гиппократкарфагенский полководец во время Второй Пунической войны.

Содержание

[править] Происхождение

Гиппократ был по происхождению наполовину сиракузец, наполовину карфагенянин. Родился в Карфагене. Его брат Эпикид — также участник Второй Пунической войны.

[править] Агитация против Рима

Сицилия во времена Пунических войн.

Летом 214 г. до н. э. сиракузский царь Гиерон II отправил отряд из 2000 солдат под командованием Гиппократа и Эпикида, чтобы овладеть городами, в которых находились римские гарнизоны. Сам царь во главе 15-тысячной армии двинулся к Леонтинам — одному из крупнейших и стратегически весьма важных городов в глубине Сицилии, северо-западнее Сиракуз. Вскоре Гиерон был убит.

Гиппократ и Эпикид обратились к сиракузскому совету с просьбой дать им способ вернуться к Ганнибалу и, так как по всей Сицилии бродят вооружённые римляне, предоставить им охрану на отрезок пути до Локр. Такие их речи и намерения целиком соответствовали желаниям совета, который хотел удалить их из города. Совет решил пойти навстречу Гиппократу и Эпикиду, но сиракузские магистраты не торопились выполнить этого решения, и агенты Ганнибала получили время для осуществления своего замысла. Гиппократ и Эпикид начали вести антиримскую агитацию в демократических кругах, среди воинов и перебежавших в Сиракузы римских моряков. Клика, пришедшая к власти после убийства Гиеронима, говорили они, хочет отдать город в руки римлян и, воспользовавшись их поддержкой, стать единоличным хозяином Сиракуз. Настроениями, которые искусно сеяли в Сиракузах Гиппократ и Эпикид, воспользовался Андранодор — один из вдохновителей антиримской политики Гиеронима, решившийся совершить государственный переворот вместе с Фемистом, женатым на дочери Гелона, сестре Гиеронима. Хотя заговор не удался, а Фемист и Андранодор были убиты, их дела пошли на пользу Гиппократу и Эпикиду: на дополнительных выборах они были введены в коллегию верховных магистратов вместо погибших заговорщиков.

Тем временем у Мурганции появился римский флот в 100 кораблей, в Сицилию приехал Марцелл. К мысу же Пахин подошёл карфагенский флот. Узнав об этой акции карфагенского правительства, свидетельствовавшей, что оно предполагает оказать своим сторонникам в Сиракузах действенную помощь, Гиппократ и Эпикид возобновили антиримскую кампанию, обвиняя — теперь уже своих коллег – в сговоре и намерении сдаться Риму.

[править] Нападения на римлян

Гиппократ получил приказание вести в Леонтины отряд перебежчиков; к нему присоединились и наёмники, служившие во вспомогательных подразделениях сиракузской армии. Всего под его командованием оказалось 4000 человек. Свою деятельность в Леонтинах, население которых было настроено резко враждебно к римлянам, Гиппократ начал с нападений, сначала тайных, на римские владения.

Когда Аппий Клавдий прислал гарнизон для защиты пограничных с Леонтинами районов, Гиппократ атаковал одну из застав и перебил много воинов. Марцелл немедленно обратился в Сиракузы: мир вероломно нарушается; он не может быть сохранен, если не будут высланы из Сиракуз и вообще из Сицилии Гиппократ и Эпикид. Эпикид, видя явную для себя опасность, прискакал в Леонтины, чтобы присоединиться к брату. Немного погодя там же появилось и сиракузское посольство. Послы обратились к местному народному собранию с упреками по поводу нападения на римскую заставу. Они требовали, чтобы и Гиппократ и Эпикид отправились в Локры или куда хотят, но покинули бы Сицилию. Однако сиракузяне столкнулись с серьезным сопротивлением. Обращаясь к населению Леонтин, Эпикид кричал, будто Сиракузы заключили договор с Римом так, чтобы сохранить под своей властью территории, которыми раньше владели цари, а значит, и Леонтины. Леонтины вправе обрести свободу, поэтому они должны добиваться, чтобы подобное условие из римско-сиракузского договора было изъято, или же вообще не признавать договор. Сиракузяне услышали в ответ на свои требования, что никто не давал им полномочий заключать от имени Леонтин договор с Римом и что они, Леонтины, не связаны чужими союзническими отношениями. Этот ответ сиракузское правительство сообщило Марцеллу, добавив, что Леонтины не признают власть Сиракуз, и что римляне могут, следовательно, не нарушая условий союза, воевать с Леонтинами, и что, наконец, Сиракузы также примут участие в этой кампании, если им будет гарантировано после победы обладание мятежным городом. Со своей стороны сиракузское правительство назначило награду за головы Гиппократа и Эпикида, оценив их на вес золота. Решительным ударом римские войска захватили Леонтины; Гиппократ и Эпикид бежали в Гербес. Сиракузяне, пославшие отряд в 8000 воинов, опоздали, однако то, что они услышали о судьбе города, попавшего в лапы к римлянам, повергло их в ужас: в Леонтинах перебиты все — и воины, и мирные жители; там не осталось в живых ни одного взрослого гражданина; город разграблен и добыча роздана воинам. Сиракузяне повели свой отряд в Мегару Гиблейскую (городок на морском берегу, несколько севернее Сиракуз) и потом сами с немногими всадниками поскакали к Гербесу — в глубь Сицилии, на запад, рассчитывая среди всеобщего замешательства без особого труда овладеть городом. Замысел этот не удался, и на следующий день сиракузяне подтянули к Гербесу из Мегары все свои войска. Положение Гиппократа и Эпикида казалось безнадежным. Тогда оба авантюриста приняли смелое решение — сдаться сиракузским воинам. Приняты они были с огромным энтузиазмом; попытка арестовать Гиппократа вызвала столь бурную реакцию, что сиракузские военачальники Сосид и Диномен должны были отступиться. Гиппократу удалось убедить перебежчиков из римской армии, служивших у сиракузян, что сиракузкие власти одобряют кровавую расправу, которую Марцелл учинил в Леонтинах. С трудом Гиппократ и Эпикид смогли удержать солдат от немедленного нападения на командиров. Сосид и Диномен бежали. Тем временем Гиппократ и Эпикид послали в Сиракузы вестника, который должен был сообщить совету все то, что совсем недавно узнали сиракузские воины о судьбе Леонтин.

[править] Захват Гиппократом и Эпикидом Сиракуз

 → Переход Сиракуз на сторону Карфагена

Плутарх пишет:

В Сицилии, жестоко возмущенный действиями сиракузского полководца Гиппократа, который, надеясь угодить карфагенянам и захватить тиранническую власть, истребил множество римлян, прежде всего… (Текст в оригинале испорчен) у леонтинцев, взял Леонтины приступом и жителей не тронул, но всех перебежчиков, какие попались ему в руки, предал бичеванию и казнил. Гиппократ сначала послал в Сиракузы весть, будто Марцелл перебил в Леонтинах все взрослое население; когда же среди сиракузян началось смятение, Гиппократ напал на город и захватил его.[1]

Гиппократ и Эпикид проникли в Сиракузы: народ открыл им ворота. Часть аристократии, враждебная им низвергнута: магистраты бежали в Ахрадину, но и она пала при первом же штурме. Те из магистратов, кто не скрылся во время смятения, погибли. На следующий день было провозглашено освобождение рабов, а из тюрем выпустили заключённых. Так, опираясь на демократическое движение в Сиракузах, Гиппократ и Эпикид снова пришли к власти и были повторно избраны верховными магистратами.

Получив известия о том, что происходит в Сиракузах, Марцелл двинул свои войска из Леонтин к Сиракузам. Избрание Гиппократа и Эпикида римское правительство могло воспринять только как верный признак окончательного превращения Сиракуз в союзника Карфагена; когда Аппий Клавдий отправил было морским путем своих послов в Сиракузы, сиракузяне сделали попытку их захватить в плен, так что послы едва спаслись бегством. Но Марцелл вновь начел. Чтобы не допустить римлян в Сиракузы, Гиппократ и Эпикид вышли из ворот; здесь, у городской стены, состоялся обмен краткими речами. Глава римского посольства заявил, что он принес сиракузянам не войну, но помощь и защиту тем, кто, спасшись от резни, бежали к римлянам, а также тем, кто, объятые ужасом, были вынуждены терпеть рабство; римляне не оставят безнаказанным позорное избиение своих союзников; если тем, кто к ним (римлянам) бежали, будет позволено безопасно возвратиться на родину, если будут выданы зачинщики убийств, если будет восстановлена в Сиракузах свобода и законность, войны не будет; если же этого не произойдет, Рим объявит войну. То есть, римские послы потребовали восстановить в Сиракузах власть проримски настроенных аристократических кругов, выдать на расправу Гиппократа, Эпикида и их сторонников. Естественно, что на такого рода соглашение новые сиракузские правители пойти не могли, и Эпикид коротко заметил: он бы отвечал, если бы у послов было поручение к нему; пусть послы возвратятся, когда власть над Сиракузами окажется в руках тех, к кому они пришли; если же римляне начнут войну, то сами по ходу дела поймут, что осаждать Сиракузы – это не то же самое, что осаждать Леонтины. С этим Гиппократ и Эпикид покинули послов и приказали запереть ворота.

[править] Осада Сиракуз

Римляне начали штурмовать Сиракузы одновременно с суши и с моря, но натолкнулись на совершенно неожиданное сопротивление, организованное одним из крупнейших учёных — Архимедом. О его изобретениях, служивших обороне города, Я говорить не буду, ибо эта страница Истории принадлежит грекам и выходит за рамки Моего труда.

Ганнибал, когда к власти в Сиракузах пришли Гиппократ и Эпикид послал в Карфаген Гимилькона и послов Гиппократа с письмом, призывавшим к завоеванию Сицилии.

[править] Война с Марцеллом

Когда Гимилькон захватил Гераклею Минойскую и Акрагант, сиракузяне разделили армию на две части: одна под командованием Эпикида осталась для охраны Сиракуз, а другая во главе с Гиппократом (10 000 пехотинцев и 5 000 всадников) ночью покинула город, чтобы двинуться на соединение с Гимильконом, и пока расположилась недалеко от Акриллы. Там в трудах по устройству лагеря сиракузян застал Марцелл, возвращавшийся от невзятого Акраганта; пехота Гиппократа была без особого труда окружена римлянами, однако отряд всадников вместе с командиром ускакал в Акры. Несколько дней спустя Гимилькон и Гиппократ объединились и подошли к р. Анап; они остановились примерно в 8 милях от Сиракуз.

В сиракузскую гавань вошла карфагенская флотилия {55 «длинных» кораблей) под командованием Бомилькара. Римляне послали 30 квинкверем, высадивших в Панорме ещё один легион.

Гимилькон искал с ним встречи, но ошибся в расчетах: пунийцы двинулись в глубь острова по дороге, которую римское командование, казалось, должно было избрать для перехода к Сиракузам, но римляне в сопровождении флота шли морским берегом к мысу Пахин, куда им навстречу прибыл Аппий Клавдий. Бомилькар, опасавшийся численного превосходства римлян на море, увёл свои корабли в Африку. Все попытки Гимилькона сразиться с Марцеллом ни к чему не привели: римский командующий искусно уклонялся от боя. Тогда Гимилькон отправился в глубь Сицилии, предоставив римлянам осаждать Сиракузы. 1-й владычество Карфагена в Сицилии признала Мурганция, выдавшая Гимилькону неприятельский гарнизон. Это событие побудило и другие города Сицилии изгонять римских солдат или выдавать их карфагенянам. Только в Генне римляне избегли подобной участи, и то лишь потому, что командир стоявшего там отряда, Луций Пинарий, во время переговоров вероломно напал на граждан и всех их перерезал. Однако кровавая баня в Генне произвела действие, обратное тому, на которое, по-видимому, рассчитывал Марцелл, одобривший действия Пинария: даже те, кто пока еще колебался, перешли теперь на сторону карфагенян. Гиппократ увёл на зиму своих солдат в Мурганцию, Гимилькон — в Акрагант, Марцелл — в Леонтины, а оттуда к Сиракузам, Марцелл — в местности Леонт, примерно в 5 милях от городских ворот.

[править] Гибель Гиппократа

В 212 г. до н. э. обстановка в Сицилии складывалась для Карфагена крайне неблагоприятно. Когда Марцелл захватил Гексапил, переправившийся с острова Ортигия Эпикид думал было ворваться в Эпиполы и прогнать оттуда врага, однако сил у него явно не хватало, и он повернул обратно. Эпикид опасался и восстания дружественных Риму элементов, которые могли захватить остальные районы города и запереть перед ним ворота Ахрадины. В руках Эпикида всё ещё оставались Ахрадина и остров Ортигия, когда Марцелл предложил начать переговоры о сдаче города. Однако ворота Ахрадины и её стены занимали перебежчики, когда-то покинувшие римские или союзные римлянам знамена и теперь сражавшиеся в сиракузской армии. Понимая, что их во всяком случае ожидает неминуемая гибель, они никому не позволяли даже приближаться к стенам. Положение Марцелла в Эпиполах заметно осложнилось. Ахрадиной и тем более Ортигией овладеть с ходу не удалось; мирные переговоры оказались невозможными; к тому же в тылу, у крайней западной точки Сиракуз, неприступную, по-видимому, крепостцу на холме Эвриал занимал по-прежнему сиракузский гарнизон под командованием назначенного Эпикидом аргосца Филодема. Однако тот всё-таки сдал Эвриал из-за отсутствия помощи со стороны Гимилькона и Гиппократа, выговорив у Марцелла для себя и своего отряда право уйти в Ахрадину к Эпикиду, что увеличело число едоков у осаждённых. В Сицилии успехи римской армии в Сиракузах вызвали тревогу – сицилийские города открыто принимали сторону Гиппократа, присылали ему продовольствие и войска, которых набралось до 20000 пехотинцев и 5000 всадников. Выждав удобный момент, Бомилькар, командовавший карфагенским флотом, оставив Эпикиду 55 кораблей, спешно отправился во главе эскадры из 35 судов в Карфаген; там он доложил о положении, в котором оказались Сиракузы, и через несколько дней возвратился, ведя 100 кораблей. На суше к Сиракузам подошли Гимилькон и Гиппократ. Гиппократ напал на прежний римский лагерь, которым командовал Криспин, одновременно Эпикид сделал вылазку против Марцелла, а карфагеняне высадили десант, чтобы помешать Марцеллу помочь Криспину. Однако, Гиппократа Криспин обратил в бегство, а Эпикида Марцелл принудил вернуться в Ахрадину. Стороны собирались готовиться к новым битвам, однако в этот момент (была осень) и в пунийско-сиракузском лагерях началась эпидемия, вызванная непомерной жарой и ядовитыми болотными испарениями. Сицилийцы, служившие у Гимилькона и Гиппократа, разбежались по своим городам; карфагенская армия погибла у стен Сиракуз. Гиппократ и Гимилькон также погибли.

Бомилькар снова отправился за подкреплением в Карфаген, и вернулся в Сицилию во главе нового флота из 130 боевых и 700 транспортных кораблей. Ветры, которые помогли Бомилькару благополучно переправиться в Сицилию, когда он плыл вдоль южного берега острова, теперь мешали ему обогнуть мыс Пахин. В свою очередь, Эпикид, поручив оборону Ахрадины командирам наёмных отрядов, отправился морем навстречу Бомилькару. Марцелл, видя, что на острове созывают новое антиримское ополчение и что на помощь этому ополчению пришел карфагенский флот, решил помешать Бомилькару войти в Сиракузы. Недалеко от мыса Пахин римский и карфагенский флоты ожидали только благоприятной погоды, чтобы столкнуться в решающем бою, но, когда погода настала, Бомилькар внезапно вышел в открытое море, отправил транспортным судам, стоявшим в Гераклее Минойской, приказ возвращаться в Карфаген, а сам отплыл в Италию, взяв курс на Тарент. Эпикид, утративший веру после отказа Бомилькара от сражения с римским флотом, бежал в Акрагант к Ганнону. В 212 г. до н. э. пали Сиракузы.

Вследствие распри между Ганноном и Маттаном пунийцы были окончательно вытеснены с острова, а Эпикид уплыл в Африку.

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты