Битва у Казилина

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Битва у Казилина

Военный конфликт


Конфликт Вторая Пуническая война
Дата 217 г. до н. э.


Итог Победа Карфагена
Стороны
Командующие
Силы
неизвестны
400 всадников
Потери
неизвестны
неизвестны

Битва у Казилина — событие в ходе Второй Пунической войны.

Содержание

[править] Предыстория

В ходе рейда по Италии Ганнибал Барка разбил лагерь у реки Вултурн, край которой он подверг сожжению[1].

Пока над горевшими усадьбами подымался дым, римский диктатор Фабий шёл по хребту Массика (горная гряда, разделяющая Лаций и Кампанию), и у него в войске чуть снова не вспыхнул мятеж, так как на их глазах карфагеняне сжигали фалернские поля, дома жителей Синуэссы, но Фабий даже не помышляет о битве[2].

[править] Речь Руфа

Начальник конницы Марк Минуций Руф сказал:

Ужели пришли мы сюда наслаждаться приятнейшим зрелищем — смотреть, как убивают союзников и жгут их жилища! Если нам никого не стыдно, то постыдимся хотя бы граждан, которых отцы наши поселили в Синуэссе, чтобы всему этому краю была защита от самнитов. А сейчас пожары устраивает не сосед-самнит, а чужеземец, пуниец, который по нашей беспечности и медлительности пришел сюда с края света! Мы не сыновья наших отцов: мы выродки! Они считали для себя позором, если пунийский флот проходил мимо их земли; мы еще увидим, как тут будет полным полно нумидийцев и мавров. Был осаждён Сагунт, мы негодовали, взывали не только к людям, но к святости договоров, к богам — теперь спокойно смотрим, как Ганнибал поднимается на стены римской колонии. Дым от горящих усадеб и полей ест глаза, мы глохнем от крика и плача союзников, которые чаще взывают к нашей, чем к божьей помощи, а мы ведем войско, как скот, по летним пастбищам и непроходимым дорогам, прячась в лесах и за облаками. Если бы Марк Фурий рассчитывал взять у галлов Рим, разгуливая по горам по долам, как этот наш новый Камилл, несравненный диктатор, сысканный нами в несчастьи, — собирается отвоевать Италию у Ганнибала, Рим был бы галльским. Боюсь, при такой нашей медлительности не вышло бы, что предки наши столько раз спасали Рим для Ганнибала и пунийцев. Фурий, истинный муж и римлянин, в тот самый день, когда в Вейи пришло известие, что он избран диктатором по воле сената и приказу народа, спустился на равнину (хотя Яникул достаточно высок, чтобы, сидя, издали увидеть врага) и в тот же день в центре города — там, где сейчас «галльское пожарище», — а на следующий день перед Габиями уничтожил галльские легионы. Что ж? А когда спустя много лет самниты, наши враги, у Кавдинского ущелья заставили нас пройти под ярмом, — как сумел тогда Луций Папирий Курсор сбросить ярмо с шеи римлян и надеть его на гордеца-самнита? Разве бродя по самнийским горам? Или осаждая Луцерию, не давая покоя врагу-победителю? И разве не быстрота обеспечила победу Гаю Лутацию, когда он, увидев неприятельский флот с грузом припасов и всяческого снаряжения, на следующий же день потопил его? Глупо думать, что можно победить, сидя сиднем и вознося молитвы; возьми оружие, сойди на ровное место и сражайся с врагами грудь с грудью. Римское государство возросло потому, что было отважно и отвергало робкие решения, которые трусы зовут осторожными[3].

Эта речь была одобрена армией, но Фабий продолжил держаться своей стратегии[4].

[править] Боевые действия

Ганнибал, отчаявшись в решительном сражении, стал выискивать место для зимней стоянки, так как область, где он находился, не могла бы прокормить его армию. Об этом Фабий узнал от разведчиков и, предвидя, что Ганнибал пойдёт обратно по тем же теснинам, какими прошёл в Фалернский округ, поставил небольшие отряды на горе Калликуле (горный перевал близ города Калы) и в Казилине (город, пересекающий реку Вултурн, отделяет Фалернскую землю от Кампании), а сам Фабий по тем же горам повёл войско назад и выслал на разведку 400 всадников из числа союзников во главе с Луцием Гостилием Манцином[5].

Манцин сначала прошёл вперёд как разведчик, выслеживая врага. Когда он увидел нумидийцев, разбредшихся по деревням, то нескольких из них убил и, увлечённый боем, забыл наставления диктатора «идти вперёд, пока все спокойно, и возвращаться, не дожидаясь, пока окажешься на виду у неприятеля»[6].

Нумидийцы же заманили Манцина к своему лагерю, из которого Карфалон, командовавший всей карфагенской конницей, гоня лошадей во всю прыть почти 5 миль безостановочно преследовал бегущих римлян, пока не подошёл к ним на перелет дротика[7].

Манцин, видя, что враг преследования не прекратит и убежать от него не удастся, ободрил солдат и вступил в бой с карфагенянами. Сам он и лучшие его всадники погибли; остальные, рассеявшись, бежали в Калы (город в Северной Кампании), а оттуда почти непроходимыми тропами добрались до диктатора Фабия[8].

В этот же день к Фабию присоединился Минуций. Его Фабий посылал занять сильным отрядом проход через горы к морю, который выше Таррацины суживается в тесное ущелье, и тем не позволить Ганнибалу пройти от Синуэссы Аппиевой дорогой в римскую область. Соединив свои войска, диктатор и начальник конницы поставили лагерь ниже — на дороге, которой должен был пройти Ганнибал. Карфагеняне стояли в двух милях от них[9].

[править] Источники

  1. Ливий XXII 14, 1
  2. Ливий XXII 14, 2−3
  3. Ливий XXII 14, 4−14
  4. Ливий XXII 15, 1
  5. Ливий XXII 15, 2−4
  6. Ливий XXII 15, 5−6
  7. Ливий XXII 15, 7−8
  8. Ливий XXII 15, 9−10
  9. Ливий XXII 15, 11−12


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты