Переправка Ганнибала в Африку

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Переправка Ганнибала в Африку

Военный конфликт
770px-Hannibal route of invasion-en.svg.png
Походы Ганнибала
Конфликт Вторая Пуническая война
Дата 203 г. до н. э.


Итог Ганнибалу удалось переправить армию в Африку
Стороны
Командующие
неизвестно
Силы
неизвестно
неизвестно
Потери
неизвестно
неизвестно
Эвакуация Ганнибала, Магона и зоны боевые действия в 203 г. до н. э.[1]

Переправка Ганнибала в Африку — событие Второй Пунической войны.

[править] Ход событий

В 203 г. до н. э. римский командующий Сципион разбил карфагенян в битве на Великих Равнинах‎. Карфагенский полководец Гасдрубал бен Гисгон отступил в Карфаген, а Сифакс — в Нумидию.

Затем Сципион отправил Гая Лелия и Масиниссу со всей конницей, римской и нумидийской, и с легковооружёнными пехотинцами в погоню за Сифаком и Гасдрубалом, а сам с основной частью войска двинулся на окрестные города, подвластные Карфагену, и подчинил их силой или уговорами Риму[2].

В Карфагене началась паника. В Сенате решили вызвать Ганнибала Барку из Италии на помощь городу[3].

Узнав о взятии римлянами Сифакса в плен, карфагеняне пали духом и послали к Сципиону просить мира 30 знатнейших старейшин — Совет Старейшин[4][5], составлявших высший совет, который был главной силой в Карфагенском Сенате. Принятые в римском лагере послы явились к Сципиону и пали ниц перед ним. Речь их была полна низкой лести; они не оправдывали себя, а всю вину сваливали на Ганнибала и на его сторонников, начавших войну. Послы просили смилостивиться над их государством, ведь «римский народ желает властвовать над побежденными, а не губить их»; пусть Рим распоряжается как ему угодно: они готовы послушно повиноваться[6].

Сципион поставил такие условия мира: вернуть пленных, перебежчиков и беглых рабов; вывести войска из Италии и Галлии, на Испанию не претендовать; уйти со всех островов между Италией и Африкой; отдать военные корабли, себе оставив только 20, доставить 500 тысяч модиев пшеницы и 300 тысяч модиев ячменя. Сципион потребовал 5 тысяч талантов либо 5 тысяч фунтов серебра; по другой версии — жалованье для солдат в двойном размере. На размышление Сципион дал карфагенянам 3 дня. В Карфагене не отвергли условий мира — там решили тянуть время, ожидая прибытия Ганнибала. Одних послов карфагеняне отправили к Сципиону заключить перемирие; других — в Рим просить мира; для вида они вели с собою немногих пленных, перебежчиков и беглых рабов, чтобы легче было добиться мира[7].

После сомнительного боя под Кротоном с консулом Гнеем Сервилием, о чём сообщает лишь Валерий Антиат, Ганнибал получил приказ эвакуироваться в Африку, это произошло почти одновременно с аналогичным приказом, полученным его братом Магоном[8].

Рассказывают, что когда послы объявили ему, с чем пришли, он выслушал их, скрежеща зубами, стеная и едва удерживаясь от слёз:

Уже без хитростей, уже открыто отзывают меня те, кто давно уже силился меня отсюда убрать, отказывая в деньгах и солдатах. Победил Ганнибала не римский народ, столько раз мною битый и обращенный в бегство, а карфагенский сенат своей злобной завистью. Сципион не так будет превозносить себя и радоваться моему бесславному уходу, как Ганнон, который не смог ничего со мной сделать, кроме как погубив Карфаген, только бы погрести под его развалинами мой дом[9].

Ганнибал этот приказ предвидел заранее и приготовил флот. Бесполезную толпу воинов он под видом гарнизонов разослал по тем немногим городам Бруттия, которые ещё держались его стороны, побуждаемые скорей страхом, чем верностью. Лучших солдат он взял с собой в Африку. Много солдат-италиков, однако, отказалось за ним следовать и укрылось в храме Юноны Лацинии, который до того дня был неприкосновенен; и их перебили в самом храме[10].

Ганнибал вышел с флотом в Африку из Кротона.

Редко изгнанник покидал родину в такой печали, в какой, как рассказывают, Ганнибал оставлял землю врагов; он часто оглядывался на берега Италии, «обвиняя богов и людей, проклиная себя и собственную свою голову за то, что после победы при Каннах он не повёл на Рим своих воинов»[11].

Отмечается, что римские полководцы не помешали эвакуации армий Магона и Ганнибала. Тем временем прибыли послы из Сагунта; они привели с собою захваченных с деньгами карфагенян, которые прибыли в Испанию нанимать солдат. В преддверии Сената послы выложили 250 фунтов золота, 800 фунтов серебра. Карфагенян заключили в тюрьму, а золото и серебро вернули послам с благодарностью; их также одарили и предоставили им корабли, чтобы вернуться в Испанию[12].

Вскоре в Рим прибыли карфагенские послы с предложением о мире[13].

Послы сказали почти то же самое, что говорили Сципиону: виноват в этой войне один Ганнибал; карфагенское правительство ни при чём. Ганнибал перешёл Эбро и Альпы без приказания Карфагенского Сената; он самовольно начал войну с римлянами и ещё до того с сагунтинцами; а Сенат и народ Карфагена до сего дня не нарушили договор с Римом. Беспристрастно судящему это очевидно. Ну, а им поручено только одно: просить мира на тех же условиях, на которых он был некогда заключён с Гаем Лутацием и Квинтом Лутацием Церконом. Когда же претор по обычаю предложил сенаторам расспросить послов, о чём им будет угодно, и старики, участвовавшие в заключении прежнего договора, стали задавать им вопросы — кто о чём, — то послы отвечали, что по возрасту своему, а они действительно почти все были молоды, они этого не помнят. С мест стали кричать, что послов выбрали с обычным пунийским лукавством: они просят мира на старых условиях — а на каких, сами не знают[14].

Послов удалили из курии храм Беллоны (где шли переговоры), сенаторов пригласили высказываться. Консул 219 и 207 г. до н. э., цензор 204 г. до н. э. Марк Ливий считал: надо призвать консула Гая Сервилия, находившегося неподалеку от Рима, и обсуждать вопрос о мире при нём; нельзя представить себе более важный вопрос, и недостойно народа римского заниматься им в отсутствие одного или даже обоих консулов. Квинт Метелл, бывший три года назад консулом и диктатором, полагал, что согласиться на мир или отвергнуть его надо только по совету публия Сципиона. Марк Валерий Левин, бывший дважды консулом, доказывал, что карфагеняне прислали не послов, а лазутчиков; их надо выслать из Италии и под стражей препроводить к кораблям, а Сципиону написать, чтобы он не прекращал военных действий. Лелий и Фульвий добавили: Сципион считал, что на мирный договор можно надеяться в том только случае, если Ганнибала и Магона не будут отзывать из Италии; ведь в ожидании этих вождей с их войсками карфагеняне прикинутся кем угодно, чтобы потом, позабыв о богах, позабыв о только что заключённом договоре, вновь вести войну. Эти слова побудили согласиться с Левином. Послов отослали, не заключив мир и не дав ответа[15].

Консул Гней Сервилий попытался преследовать Ганнибала, для чего переправился в Сицилию, однако диктатор Публий Сульпиций отозвал консула в Италию[16].

Когда корабли Ганнибала подходили к африканскому берегу, одному из моряков было приказано влезть на мачту и посмотреть, куда они подплывают; тот крикнул, что корабль обращён носом к разбитой гробнице. По Титу Ливию Ганнибала смутило это предзнаменование и он приказал рулевому править мимо; пристал в Лептисе, где и высадилось его войско[17].

[править] Источники

  1. По: Хлевов А.А. Морские войны Рима. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005. — 496 с.
  2. Ливий XXX 9, 1−2
  3. Ливий XXX 9, 3−9
  4. Полибий X 18, 1
  5. Полибий I 87, 3
  6. Ливий XXX 16, 1−7
  7. Ливий XXX 16, 8−15
  8. Ливий XXX 19, 10−12
  9. Ливий XXX 20, 1−4
  10. Ливий XXX 20, 5−6
  11. Ливий XXX 20, 7−9
  12. Ливий XXX 21, 1−5
  13. Ливий XXX 21, 11−12
  14. Ливий XXX 22, 1−6
  15. Ливий XXX 23, 1−8
  16. Ливий XXX 24, 1−4
  17. Ливий XXX 25, 11−12


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты