Битва при Бекуле

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Битва при Бекуле

Военный конфликт
663px-Iberia 237-206BC-fr.svg.png
Битва при Бекуле (№5)
Конфликт Вторая Пуническая война
Дата 208 г. до н. э.
Место Новый Карфаген, Испания
Итог Победа Рима
Стороны
Командующие
Силы
25 тысяч солдат
35 тысяч солдат
Потери
6 тысяч убитыми,
10 тысяч пленными
2 тысячи убитыми

Битва при Бекуле — сражение, произошедшее в ходе Второй Пунической войны[1].

Содержание

[править] Предыстория

В результате захвата римлянами Нового Карфагена в 209 г. до н. э., римскому полководцу Сципиону удалось лишить карфагенян их главной базы в Испании и пошатнуть позиции Карфагена на Иберийском полуострове. Зиму, находясь в Тарраконе, Сципион провёл завязывая дружбу с испанцам — одаривал их вождей, возвращал заложников и пленных[2].

В начале лета 209 г. до н. э. к Сципиону прибыл Эдескон[3], вождь испанского племени эдетанов, живших недалеко от Сагунта. Жена и дети Эдескона находились у римлян, и он решил перейти на сторону Рима[4].

Так же поступили Индибилис и Мандоний, «первейшие люди во всей Испании», которые вместе с отрядом своих соплеменников оставили Газдрубала; поднялись на вершины, нависшие над его лагерем, и оттуда по гребням гор, не навлекая на себя никакой опасности, перешли к римлянам[5].

Газдрубал видел, что римская армия всё время пополняется, а его войско тает. Газдрубал посчитал, что конец этому может наступить, если сейчас же сразиться с Сципионом. Сципион также желал сражения: он хотел сразиться с Газдрубалом, пока другие войска ещё не подошли. И всё же — на случай, если бы пришлось сражаться с несколькими полководцами, Сципион увеличил свои силы таким способом: во флоте, он видел, не было никакой нужды — у берегов Испании не было карфагенских кораблей, — и присоединил моряков к сухопутному войску. Оружия у римлян хватало: много было захвачено в Карфагене, и много поставляли многочисленные новокарфагенские мастера, которых держали взаперти по их мастерским[6].

В начале весны 208 г. до н. э., когда Лелий вернулся из Рима, Сципион с войском покинул зимние квартиры в Тарраконе и двинулся на карфагенян. Сципион шёл по замирённой стране, и, когда вступал в чью-нибудь область, его встречали и сопровождали союзники. Индибилис и Мандоний вышли навстречу со своими войсками; от имени обоих заговорил Индибилис, объяснивший своё желание перейти к римлянам. Он вспомнил о заслугах, оказанных карфагенским военачальникам; об их скупости и высокомерии, об обидах, нанесенных ему и его землякам. Он попросил Сципиона не считать их переход ни изменой, ни заслугой: с нынешнего дня он узнает на опыте, каковы они, и оценит их помощь. Сципион принял и. Индибилису и Мандонию привели их жён и детей. Этот день они провели у Сципиона; на следующий они были посланы за своими войсками. Потом они состояли при римском лагере, пока римляне с их помощью не настигли карфагенян[7].

[править] Битва

Ближайшей к римлянам из карфагенских войск была армия Газдрубала, стоявшая под городом Бекула. Бекула находилась близ реки Бетис, в окрестностях Кастулона, невдалеке от серебряных рудников[8]. Перед лагерем Газдрубала находились конные посты. На них и напали легковооружённые и передовые римляне — с ходу, не разбив даже лагеря. Карфагенских всадников римляне загнали в их лагерь, куда едва не вошли со знамёнами римляне. Затем римляне, они в тот же день поставили свой лагерь[9].

Ночью Газдрубал отвёл своё войско на холм, вершина которого была ровной и гладкой; сзади протекала река, а спереди и вокруг край холма окаймлялся отвесным обрывом. Пониже находилась другая ровная площадка, но взобраться туда было не легче. На эту нижнюю площадку Газдрубал на другой день, видя римлян перед своим лагерем, спустил нумидийских всадников, легковооружённых балеарцев и африканцев[10].

Сципион, объехав ряды солдат под знамёнами, указал на карфагенян, стоявших на виду: «они заняли холм, уже не надеясь на успех в бою на равнине», «полагаясь не на мужество, а на неприступность самого места», но «стены Нового Карфагена были выше». На высотах закреплялись враги, им же придется в случае бегства скакать по крутым склонам. «Но он, Сципион, закроет врагам и этот путь к бегству»[11].

Сципион взял две когорты, — одну поставил у входа в долину, по которой протекала река, а другую в месте, где дорога, петляя по холму, спускалась из города к полям. Сам Сципион повёл воинов, которые накануне прогнали неприятельские караулы, к нижнему выступу холма, где стояли легковооружённые карфагеняне. Римляне шли сначала по неровной, каменистой дороге. Потом, когда римляне подошли ближе, в них полетели дротики, камни и прочее оружие. В ответ, римляне стали бросать камни, которыми усеяна была дорога, — почти все они годились для этого дела. Камни кидали не только солдаты, но и обозная прислуга. Подъём был труден и воины под градом дротиков и камней едва шли. Как только римляне вышли на площадку, то заняли небольшое, но ровное место, где можно было твёрдо стоять на ногах, они прогнали карфагенян, которые были подвижны и хороши в стычках, но уклонялись от настоящего боя и рукопашной, поражал римлян с безопасного расстояния. Римляне перебили многих врагов, а остальных отогнали к войску, стоявшему наверху[12].

Сципион приказал солдатам подниматься и нападать на середину вражеского строя; остальное римское войско он разделил между собой и Лелием, которому приказал обойти холм справа и найти более лёгкий подъём, а сам быстро обошёл холм слева и напал на карфагенян с фланга. Карфагенский строй дрогнул: карфагеняне хотели развернуть фланги навстречу римлянам. При этом замешательстве поднялся на площадку Лелий; карфагеняне стали отступать, испугавшись нападения с тыла; первые ряды разорвались в середине строя, открывая путь римлянам. Если бы карфагеняне, занимая столь опасное место, стояли твёрдо, а впереди строя выставили слонов, римляне никогда бы не взобрались наверх. Началось побоище и резня; Сципион бросил свой левый фланг на карфагенский правый, оказавшийся неприкрытым. Бежать карфагенянам было некуда; на дорогах и справа, и слева стояли римские караулы; ворота лагеря после бегства военачальника и прочих командиров заперли; взволновались и слоны[13].

[править] Итог

Бюст Публия Сципиона.

Таким образом, римляне победили. По Титу Ливию, погибло около 8 тысяч человек. Победа открыла Сципиону дорогу к нижней долине Гвадалквивира. Кельтиберы продолжали присоединяться к римлянам, предавая карфагенян.

Этот успех объясняется как военным талантом Сципиона[14] и боеспособностью римских солдат, так и ошибками карфагенских полководцев, главной из которых, видимо, было распыление сил, что позволило Сципиону разбивать армии Карфагена по частям.

Газдрубал ещё до сражения забрал из лагеря казну, отправил слонов вперёд, а сам, подбирая на пути встречных беглецов, перешёл реку Таг и направился к Пиренеям[15].

Сципион, овладев карфагенским лагерем, предоставил все трофеи, кроме свободных людей, солдатам. Пленных оказалось 10 тысяч пехотинцев и 2 тысячи всадников. Всех испанцев он отпустил домой без выкупа, а африканцев велел квестору продать. Толпа испанцев окружила Сципиона и провозгласила его царём. Сципион приказал глашатаю водворить тишину и сказал, что для него звание императора (стратега[16]), данное ему солдатами, самое почётное. Испанским царькам и старейшинам розданы были подарки; Индибилису Сципион подарил 300 захваченных лошадей[17].

В плен был взят Массива, племянник Масиниссы. Но Сципион отпустил его, явно желая переманить на сторону Рима Масиниссу[18].

Затем римляне стали совещаться, как вести дальше войну. Некоторые командиры советовали преследовать Газдрубала. Сципион же опасался подхода двух других карфагенских армий, и того, что могут объединиться с этим Газдрубалом Магон Барка и Газдрубал бен Гисгон. Поэтому, Сципион решил не преследовать Газдрубала, а оставить только отряд в Пиренеях, а сам провёл остаток лета, заключая союзы с испанскими племенами[19].

Газдрубал Барка, Магон Барка и Газдрубал бен Гисгон, которые соединились спустя несколько дней после сражения при Бекуле, когда Сципион, возвращался в Тарракон, тоже устроили военный совет. Они стали обсуждать настроение испанцев. Газдрубал бен Гисгон считал, что карфагенянам остались верны только племена на океанском побережье и близ Гадеса, куда не дошел ещё слух о римлянах. Газдрубал и Магон Баркиды были согласны в том, что Сципион покорил целые племена; изменам испанцев не будет конца, пока всех испанских солдат не отправят на край Испании или не уведут в Галлию. Поэтому Газдрубалу Барке следовало бы идти в Италию, даже если бы Карфагенский Сенат этому противился, — ведь там идёт решающая война, от исхода которой зависит всё, и при этом он уведёт испанцев подальше от Испании и Сципиона. Войско Газдрубала по вине перебежчиков и после неудачного сражения уменьшилось — и его пополнили солдатами-испанцами. Магон передал войско Газдрубалу бен Гисгону, а сам с большими деньгами переправился на Балеарские острова, набирать наёмников. Газдрубал бен Гисгон ушёл в глубь Лузитании (область на западе Пиренейского полуострова, приблизительно отождествляется с территорией Португалии) и в сражения с римлянами вступать не будет. Масиниссе поручили пополнить число всадников до трёх тысяч — дать лучших во всей коннице: пусть разъезжает по Ближней Испании, помогает союзникам, грабит вражеские города и поля. Приняв эти решения, карфагенские военачальники разъехались их осуществлять[20].

[править] Источники

  1. Battle of Baecula
  2. Ливий XXVII 17, 1
  3. Полибий X 34, 2−35, 5
  4. Ливий XXVII 17, 2
  5. Ливий XXVII 17, 3
  6. Ливий XXVII 17, 4−7
  7. Ливий XXVII 17, 8−17
  8. Полибий X 39, 7
  9. Ливий XXVII 18, 1−4
  10. Ливий XXVII 18, 5−7
  11. Ливий XXVII 18, 8−10
  12. Ливий XXVII 18, 11−14
  13. Ливий XXVII 18, 15−20
  14. B.H. Liddell Hart; Scipio Africanus: Greater than Napoleon; 1926
  15. Ливий XXVII 19, 1
  16. Полибий X 40, 4−5
  17. Ливий XXVII 19, 2−7
  18. Ливий XXVII 19, 8−12
  19. Ливий XXVII 20, 1−2
  20. Ливий XXVII 20, 3−8


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты