Битва при Капуе (211 до н. э.)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Битва при Капуе

Военный конфликт
Great Greece.jpg
Капуя на карте Южной Италии
Конфликт Вторая Пуническая война
Дата 211 г. до н. э.
Место Капуя, Италия
Итог Победа Рима
Стороны
Командующие
Силы
неизвестны
неизвестны
Потери
8 тысяч карфагенян,
3 тысяч кампанцев
неизвестны

Битва при Капуе — сражение в ходе Второй Пунической войны.

Содержание

[править] Предыстория

В 211 г. до н. э. осада римлянами Капуи усилилась. Население города голодало, связь с Ганнибалом Баркой стала невозможной. Лишь одному нумидийцу удалось отправить сообщение[1].

Подвиг нумидийца поднял боевой дух и надежду осаждённых кампанцев, которые стали делать успешные конные и пешие вылазки. В ответ, римские командиры выбрали из всех легионов «юношей сильных, легких и быстрых», которым выдали круглые щиты, меньше размером, чем у всадников, и по 7 дротиков длиной в 4 фута (римский фут — 29,57 см), с железными наконечниками, как на копьях у легковооружённых. Всадники обучили этих юношей вскакивать сзади них на лошадь и быстро по сигналу соскакивать. Затем эти воины выступили против кампанских всадников, выстроившихся на равнине, лежащей между лагерем и городской стеной. Когда дошло до метания дротиков, легковооружённые римляне по данному сигналу спрыгнули с лошадей. Всадники внезапно «превратились» в пехотинцев, нападали на кампанскую конницу и осыпали её градом дротиков; метали не целясь, но ранили много людей и лошадей, испугав неприятеля неожиданным и необычайным приёмом. На сметённых кампанцев бросались всадники: бегство и избиение продолжались до самых ворот; римская конница с этех пор всегда оставалась победительницей. Римляне решили иметь легковооружённых в легионах. Сам совет объединять действия пехоты и конницы подал центурион Квинт Навий, за что военачальник отличил его[2].

Ганнибал Барка тем временем находился перед трудным выбором: его войско было перегружено задачами: либо защитить Капую, либо взять Тарентскую крепость[3].

[править] Битва

Ганнибал, оставив большую часть обоза и всё тяжеловооружённое войско в Бруттии, ускоренным маршем направился в Кампанию с отборной пехотой, конницей и 33 слонами. Он остановился в укромной долине за Тифатами, горой, нависающей над Капуей и завладел крепостцой Галатией. Выгнав её гарнизон, Ганнибал обратился на осаждавших Капую римлян. Предварительно он сообщил в Капую, чтобы капуанцы в то самое время, когда он нападёт на римский лагерь, открыли все ворота и атаковали на врага[4].

С одной стороны напал на римлян Ганнибал, а с другой — римлян атаковала вся кампанская конница с пехотой и с ними карфагенский гарнизон, которым командовали Бостар и Ганнон. Римляне, чтобы «в сумятице не кинуться всем в одну сторону и не остаться где-нибудь без прикрытия», разделили своё войско: Аппий Клавдий — против кампанцев, Квинт Фульвий — против Ганнибала, Гай Нерон, пропретор, с конницей шести легионов — вдоль дороги на Свессулу (Близ Свессулы к юго-востоку от Капуи находился Клавдиев лагерь — важная база римлян), легат Гай Фульвий Флакк с союзнической конницей — по реке Вултурн (то есть к северу от Капуи)[5].

Сражение началось, однако Аппий легко отбросил кампанцев от вала. Тяжелей приходилось Фульвию, на которого наступал Ганнибал с карфагенянами. Шестой легион отступил, а карфагенская когорта, состоящая из испанцев с тремя слонами дошла до самого вала и прорвала римский строй в середине. Испанцы надеялись ворваться в римский лагерь, но боялись быть отрезанными от своих. Фульвий, видя, что легион в страхе и лагерь в опасности, уговорил Квинта Навия и других старших центурионов напасть на вражескую когорту, сражающуюся под валом. Испанцы оказались в тисках римлян: Навий выхватил знамя у знаменосца второго манипула гастатов и устремился на испанцев, грозя бросить знамя в их середину, если воины сейчас же не пойдут за ним в бой. Навий был огромного роста в сверкающих доспехах; высоко поднятое знамя обращало на него глаза римлян и карфагенян. Когда он дошёл до испанских знамён, в него со всех сторон полетели копья и чуть не весь вражеский строй кинулся на него, но ни толпа испанцев, ни град дротиков не смогли остановить его[6].

Легат Марк Атилий со знаменем первого манипула принцепсов того же легиона двинулся на испанскую когорту карфагенян. Начальники лагеря легаты Луций Порций Лицин и Тит Попилий упорно бились перед валом и убили карфагенских слонов, уже взбиравшихся на вал. Тушами слонов завалило ров, что создало своеобразный мост и насыпь для перехода карфагенян. На трупах слонов завязался жестокий бой. От одной стороны римского лагеря кампанцы и карфагенский гарнизон были оттеснены; бой продолжался у ворот Капуи, выходящих к крепости Вултурну, находящимся в устье одноименной реки; врывавшихся римлян сдерживали не только воины с их оружием, но и метательные машины, поставленные над воротами и своими снарядами не подпускавшие к ним. Приостановил натиск римлян и ранение Аппия Клавдия: он, стоя перед знаменами, одобрял воинов, когда копьё попало ему в грудь под левое плечо. Очень много карфагенян кампанцев перед воротами; остальных римляне загнали в город. Ганнибал, видя гибель испанской когорты и упорство, с каким защищают лагерь римляне, оставил осаду и стал отходить с пехотой, прикрывая её с тыла конницей. Легионеры рвались преследовать врага, но Флакк приказал бить отбой[7].

В римский лагерь ворвались со слонами испанцы и нумидийцы и слоны прошли по лагерю, с шумом опрокидывая палатки, а испуганные мулы и лошади, оборвав привязи, разбежались. Суматоха ещё усилилась обманом: Ганнибал подослал людей, знавших латинскую речь и одетых как италийцы, чтобы они именем консулов объявляли: лагерь якобы взят в плен, пусть каждый солдат позаботится о себе и бежит в соседние горы. Обман, однако, быстро распознали; врагов перебили много; слонов выгнали огнём из лагеря[8].

Потери в этой битве карфагенян составили, по словам Тита Ливия, 8 тысяч человек, кампанцев — 3 тысячи. Римляне захватили у карфагенян 15 знамен; у кампанцев — 18[9].

[править] Поход Ганнибала на Рим

После этой битвы, медиксом тутикусом (высшее должностное лицо) кампанцев в 211 г. до н. э. стал Сеппий Лесий, ему досталась в управление измученная голодом и войной Капуя[10].

Ганнибал, видя, что он не может ни вызвать римлян на сражение, ни прорваться через их лагерь к Капуе, и опасаясь, как бы консулы не отрезали его от обоза, решил сняться с лагеря. Он решил пойти на Рим, видимо желая заставить таким образом римлян снять осаду с Капуи. Чтобы слабовольные кампанцы не сдались сразу после уходе его армии, Ганнибал снабдил нумидийца посла подарками и наказал ему под видом перебежчика войти в римский лагерь и затем тайком пробраться с письмом в Капую. В пиьсме Ганнибал говорил, что он ушёл, чтобы отвлечь римское войско и его военачальников от осады Капуи на защиту Рима. Затем Ганнибал приказал подвести суда, захваченные на реке Вултурн, к маленькому укреплению, которое он выстроил ещё раньше защиты для охраны переправляющегося войска. Когда ему сообщили: судов столько, что он может переправиться в одну ночь со всем войском, он запасся продовольствием на 10 дней и переправил ещё до рассвета свои легионы, с ночи стоявшие на берегу[11].

Однако, об этом плане Фульвий Флакк узнал ещё заранее от перебежчиков и написал Сенату. В Риме созвали Сенат, Публий Корнелий Сципион Азина забыв о Капуе, стал сзывать на защиту Рима все войска, находившиеся в Италии. Фабий Максим же считал позором оставить Капую, испугавшись угроз Ганнибалае. Победило мнение Публия Валерия Флакка, отвергшего крайности, который написал военачальникам, находившимся под Капуей, «какой гарнизон охраняет Рим; они знают сами, сколько сил у Ганнибала и сколько войска нужно для осады Капуи». Поэтому если часть войска с военачальником во главе можно отправить в Рим, причём осада Капуи не ослабеет, то пусть Клавдий и Фульвий договорятся между собой, кому осаждать Капую, а кому идти к Риму и не допустить его осады карфагенянами[12].

Это сенатское постановление было доставлено проконсулу Фульвию в Капую. Аппию же, страдавшему от раны, пришлось вернуться в Рим. Отобрав 15 тысяч пехотинцев, он перевёл их, а также 1 тысячу всадников через Вултурн. Удостоверившись, что Ганнибал пойдёт по Латинской дороге, Аппий заранее предупредил граждан Сетии, Коры и Ланувия, расположенных при Аппиевой дороге, чтобы они заготовили продовольствие и у себя в городах и подвезут его к дороге из отдаленных сёл, и стянули в города гарнизоны, чтобы каждый город мог рассчитывать на свои силы[13].

Ганнибал, перейдя реку Вултурн, в тот же день стал лагерем недалеко от этой реки. На следующий день, миновав Калы, он прошёл в область сидицинов: один день он грабил её и опустошал, а затем пошёл через области Свессы, Аллиф и Казина по Латинской дороге. Под Казином Ганнибал постоял два дня, опустошив всю округу, после чего, минуя Интерамну и Аквин, пришёл в область фрегелланцев к реке Лирис, где увидел мост, сломанный, чтобы замедлить продвижение Ганнибала[14].

Фульвий, двинувшись вслед за Ганнибалом к Риму, пошёл другой дорогой — Аппиевой. Фульвию тоже пришлось задержаться у Вултурна: свои суда Ганнибал сжёг, а плоты, чтобы переправить войско, Фульвий соорудил с трудом — едва хватило леса. После переправы на плотах оставшийся путь был для Фульвия уже лёгок: не только в городах, но и вдоль дороги были заботливо сложены съестные припасы[15].

Когда гонец из Фрегелл доставил в Рим вести, то в городе началась паника. Сенаторы находились на форуме: каждый из должностных лиц мог в любую минуту к ним обратиться и решить вопрос. В крепости, на Капитолии, по стенам, вокруг города, на Альбанской горе и в Эфуле (город в Лации на склоне Альбанской горы, близ Рима), в крепости, — римляне поставили охрану. В Риме узнали и о том, что проконсул Квинт Фульвий выступил с войском из Капуи. Чтобы власть его не была умалена по прибытии в Рим, Сенат постановил приравнять власть Квинта Фульвия к консульской[16].

Ганнибал в отместку за разрушение моста жестоко опустошил область Фрегелл и через области фрузинатов (совр. Фрозиноне, 86 км от Рима), ферентинцев (совр. Ферентине, 78 км от Рима) и анагнийцев (совр. Ананьи, чуть севернее Латинской дороги) дошёл до Лабиканских земель (Лабики — городок в 22—23 км к юго-востоку от Рима). Оттуда Ганнибал направился через гору Альгид к Тускулу. Город его не принял, и он спустился вниз правее, в сторону Габий, затем пошёл в Пупинию (область между Римом и Тускулом, к востоку или юго-востоку от Рима) и стал лагерем в 8 милях от Рима. Чем ближе подходили к Риму карфагеняне, «тем больше беженцев гибло от рук нумидийцев, шедших впереди, тем больше брали в плен людей всякого звания и возраста»[17].

Наконец Фульвий Флакк вошёл с войском в Рим через Капенские ворота и расположился лагерем между Эсквилинскими и Коллинскими воротами. Плебейские эдилы доставили туда продовольствие; консулы и сенаторы прибыли в лагерь, где совещались о государственных делах. Было решено, что консулы ставят свои лагери возле Коллинских и Эсквилинских ворот; городской претор Гай Кальпурний командует в Капитолии и крепости, Сенат в полном составе собирается на форуме для решения срочных вопросов[18].

Тем временем Ганнибал подошёл к реке Аниену и встал в трёх милях от Рима. Расположившись лагерем, он с двумя тысячами всадников проехал до Коллинских ворот и до храма Геркулеса. Ганнибал разглядывал с самой близи стены и расположение Рима с такой «дерзкой беспечностью», что Флакк не выдержал и выслал всадников с приказом отогнать карфагенян назад в их лагерь. Когда начался бой, консулы приказали, чтобы 1 200 нумидийце-перебежчиков, стоявших на Авентине, прошли через город на Эсквилин, так как «никто лучше них не сумеет драться среди лощин, огородных изгородей, гробниц и дорог, идущих оврагами». Люди, увидев из крепости и с Капитолия, как конные нумидийцы спускаются по Публициеву взвозу (улица, поднимавшаяся от Большого цирка на Авентин), закричали, что Авентин взят. Началось смятение. Не находись за городом карфагенский лагерь, перепуганная толпа выбежала бы из Рима, а теперь, «укрываясь в домах и постройках, люди стали бросать камни и дротики в проходящих сограждан, принимая их за врагов». Хаос усиливал факт нахождения в городе большого количества скота. Тем временем, конное сражение было выиграно римлянами. Римлянами было решено, чтобы все бывшие диктаторы, консулы и цензоры получили военную власть на время, пока карфагеняне не отойдут от стен города[19].

На следующий день, перейдя Аниен, Ганнибал вывел в боевом строю своё войско. Флакк и консулы приняли сражение. Оба войска приготовились к битве, но вдруг хлынул ливень с градом; солдаты укрылись. И на другой день войска, выстроившиеся на том же месте, заставила разойтись такая же буря. Карфагеняне сочли это знамением; слышали будто бы и слова Ганнибала: «никак-де не овладеть ему Римом: то ума не достанет, то счастья». Надежду Ганнибала умалили ещё два обстоятельства: пока сам он был с войском под стенами Рима, в Испанию отправилось пополнение римскому войску; второе — как узнал он от какого-то пленного, поле, где он стоит лагерем, только что продано, да ещё без всякой скидки. Он так возмутился, что тотчас же вызвал глашатая и велел ему объявить: продаются лавки менял, расположенные вокруг римского форума[20].

Расстроенный Ганнибал встал лагерем у речки Тутия (приток Аниена) в 9 км от Рима, а оттуда отправился в рощу Феронии (находилась в Капенской области, Южная Этрурия, близ современная Скорано), к храму, славному в те времена своим богатством. Жители Капены и их соседи приносили туда первый урожай и другие дары. Храм был богато украшен золотом и серебром. Всё это было разграблено Ганнибалом. Целий сообщает, что Ганнибал ещё по пути к Риму свернул к храму от Эрета (город в Сабинской области в 27 км от Рима), к которому шёл от Реаты, Кутилий и Амитерна[21].

[править] Падение Капуи

Римляне тем временем продолжали осаду Капуи. Ганнибал направился через Самний, Апулию и Луканию в область бруттийцев, к проливу и Регию, и шёл с такой быстротой, что почти захватил врасплох горожан. Капуанцы почувствовали, что прибыл Флакк; удивились, почему тут же не вернулся и Ганнибал. Потом при переговорах они поняли, что брошены, так как карфагеняне потеряли надежду удержать Капую. Тем временем римский Сенат постановил, что кампанец, который до определенного дня перейдет к римлянам, останется безнаказанным. Однако, кампанцы всё же не сдавались из-за страха перед римлянами. В городе началось безвластие[22].

Все заботы по обороне Капуи легли на карфагенских полководцев Бостара и Ганнона, начальников пунийского гарнизона. Однако, они были больше встревожены судьбой не кампанцев, а своей собственной. В письмах к Ганнибалу они укоряли его: он не только вручил врагам Капую, но предал их обоих и весь гарнизон на пытки и мучения; сам ушёл в Бруттий — отвернулся от Капуи, не пожелал смотреть, как её берут у него на глазах; подступом к Риму не сумел отвлечь римлян от осады Капуи. Если Ганнибал вернётся в Капую и все военные действия сосредоточит вокруг неё, то и они, карфагеняне, и кампанцы, будут готовы к вылазке[23].

Это письмо от карфагенских командиров Ганнибалу было вручено нумидийцам, пообещавшим за плату его доставить. Под видом перебежчиков они пришли к Флакку в лагерь, чтобы, улучив удобную минуту, оттуда уйти. В Капуе уже давно был голод, и переход их к римлянам никому не показался подозрительным. Но вдруг в лагерь пришла женщина-кампанка, «подружка одного из перебежчиков», и заявила римскому военачальнику, что нумидийцы перешли к нему с хитрым умыслом, у них с собой письма для Ганнибала; один из них ей проговорился, и она его может изобличить. Этого нумидийца привели; сначала он утверждал, что не знает этой женщины; наконец, видя, что его готовятся пытать, сознался и отдал письмо. Всех перебежчиков нумидийцев числом больше 70 человек, вместе с вновь прибывшими, римляне высекли и, отрубив руки, прогнали в Капую[24].

Это окончательно сломило дух кампанцев. Жители Капуи сбежались к курии и вынудил Сеппия Лесия созвать Сенат, который собрался почти насильно. Разговор зашёл об отправке послов к римскому военачальнику. Спросили мнение Вибия Виррия (виновника отпадения от римлян[25]), но тот ответил, что нечего надеется на милость римлян, и лучше погибнуть в бою[26].

Однако, сенаторы решили всё-таки сдать город и с этим отправили послов к римлянам. 27 сенаторов покончило с жизнью[27].

На следующий день римляне (один легион и две алы вскадников; ала — отряд союзнической конницы в 500 человек) во главе с легатом Гаем Фульвием. Они сначала конфисковали всё оружие в городе, расставил у всех ворот караулы, чтобы никто не мог ни войти, ни выйти, затем захватил карфагенский гарнизон и приказал кампанским сенаторам идти в лагерь к римским военачальникам. Когда сенаторы пришли туда, всех их немедленно заковали в цепи и велели перечислить квесторам золото и серебро, какое имели. Золота было 2 070 фунтов (римский фунт = 327,45 г), серебра — 31 200. Сенаторов, известных как главных зачинщиков отложения от римлян, отправили под стражу: 25 — в Калы; 28 — в Теан[28].

Римские военачальники стали спорить о каре для кампанских сенаторов, с чем даже послали в римский Сенат. Фульвий распустил военный совет и приказал военным трибунам и префектам союзников объявил двум тысячам всадников: после полуночи быть наготове[29]. С этой конницей Фульвий отправился в Теан, где кампанцев, сидевших в тюрьме, он высек и отрубил им головы. Затем он отправился в Калы, где, вопреки сенатскому запрету, проделал с пленными тоже самое[30]. Некий же пленник Таврея Вибеллий сам покончил с жизнью (он также убил свою жену и детей, чтобы над ними не глумились победители)[31].

При казнях кампанцев, и во многом другом, Флакк действовал по собственному усмотрению. Аппий Клавдий умер перед самой сдачей Капуи (от раны, полученной ранее), или вскоре после падения города[32].

Фульвий вернулся из Кал в Капую; Ателла и Калатия (кампанские города неподалеку от Капуи, в 216 г. до н. э. после битвы при Каннах отпали от Рима) сдались. Там тоже виновники отпадения были наказаны. Итак, 70 человек виднейших сенаторов были убиты; около 300 знатных кампанцев посажены в тюрьму; остальных разослали под стражу по разным городам союзников-латинов, и они так или иначе погибли. Прочие кампанские граждане «во множестве» были проданы в рабство. Все земли, все общественные постройки отошли к римскому народу. Жить в Капуе и заселять её было разрешено, но самоуправление в нём было упразднено[33].

[править] Источники

  1. Ливий XXVI 4, 1−2
  2. Ливий XXVI 4, 3−10
  3. Ливий XXVI 5, 1−2
  4. Ливий XXVI 5, 3−5
  5. Ливий XXVI 5, 6−8
  6. Ливий XXVI 5, 9−17
  7. Ливий XXVI 6, 1−7
  8. Ливий XXVI 6, 9−12
  9. Ливий XXVI 6, 8
  10. Ливий XXVI 6, 13−17
  11. Ливий XXVI 7, 1−10
  12. Ливий XXVI 8, 1−8
  13. Ливий XXVI 8, 9−11
  14. Ливий XXVI 9, 1−3
  15. Ливий XXVI 9, 4−5
  16. Ливий XXVI 9, 6−10
  17. Ливий XXVI 9, 11−13
  18. Ливий XXVI 10, 1−2
  19. Ливий XXVI 10, 3−10
  20. Ливий XXVI 11, 1−7
  21. Ливий XXVI 11, 8−13
  22. Ливий XXVI 12, 1−9
  23. Ливий XXVI 12, 10−14
  24. Ливий XXVI 12, 15−18
  25. Ливий XXIII 6, 1−3
  26. Ливий XXVI 13, 1−19
  27. Ливий XXVI 14, 1−5
  28. Ливий XXVI 14, 6−9
  29. Ливий XXVI 15, 1−6
  30. Ливий XXVI 15, 7−10
  31. Ливий XXVI 15, 11−15
  32. Ливий XXVI 16, 1−4
  33. Ливий XXVI 16, 5−13


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты