Реформы Ганнибала Барки

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Шекель Ганнибала Барки, 6,07 г.
Предположительно монета Ганнибала, найденная в Картахене, 7,28 г.

Реформы Ганнибала Барки — внутренняя политика Карфагена во время правления Ганнибала Барки.

Содержание

[править] Общие сведения

После окончания Второй Пунической войны, карфагенский главнокомандующий Ганнибал Барка сумел, несмотря на поражение в войне, сохранить влияние в Карфагене. В 199 г. до н. э. он явно был членом правительства Карфагена, в этом качестве обсуждая вопрос контрибуции.

В 197 или 196 г. до н. э. Ганнибал Барка занял высшую должность в Карфагене — стал суффетом[1][2].

Ганнибал опирался на поддержку «народа» — ту часть населения Карфагена, которая была заинтересована в экспансии, а именно на купцов и промышленников.

Тит Ливий сообщает, что Ганнибал находился в неком карфагенском органе власти (видимо, в Сенате Карфагена), который решал вопросы финансов, в том числе и вопросы выплаты контрибуции Римской республики. Здесь он продолжил спор со своими противниками — в первую очередь с Газдрубалом Козликом[3].

В последующий за тем период мира полководец Ганнибал показал себя и государственным человеком, разбиравшимся в экономике. Занимая должности суффета, то есть главы республики, Ганнибал привёл в порядок финансы, обеспечил срочные уплаты тяжёлой контрибуции, наложенной победителем.

Карфагеном правило сословие судей — Миат, члены которого («судьи») занимали свои должности пожизненно. Когда Ганнибал был избран суффетом, то приказал позвать к себе квестора, но тот пренебрег приказом, держа сторону противников Ганнибала, а кроме того, после квестуры он должен был перейти во всесильное сословие «судей» Миата и потому считал, что может игнорировать Ганнибала[4].

Сочтя это возмутительным, Ганнибал послал вестового, чтобы квестора схватить, а когда того привели на сходку, произнёс обвинение не столько ему, сколько всем «судьям», перед высокомерием и властью которых бессильны законы и должностные лица. Заметив, что его речь слушают благосклонно и что надменность судей представляется опасной также и для свободы простых людей, он тотчас предложил и провёл закон о том, чтобы «судьи» выбирались на один год и никто не мог оставаться «судьёй» два срока подряд. Насколько Ганнибал снискал этим расположение простого народа, настолько же уязвил он большую часть знати[5].

Ганнибал выступил против олигархии потому, что считал её (вместо себя) истинной виновницей поражения от римлян. Эта прослойка карфагенской олигархии называется историками проримской «партией мира».

Следствием закона, предложенного Ганнибалом и принятого Народным собранием, должно было стать полное обновление Совета 104-х.Новые члены этого совета обычно кооптировались, причем делали это специальные коллегии — пентархии. Неизвестно, сумел ли Ганнибал посадить в пентархиях своих сторонников же он изменил процедуру, так что в нём оказались сторонники Баркидов[6].

И ещё в другом деле Ганнибал, стараясь на общее благо, вызвал к себе вражду. Некоторая часть государственных сборов «растрачивалась по нерадению», а ещё часть «присваивали и делили между собой некоторые знатные и облеченные властью люди». Не хватало денег даже на ежегодную дань римлянам, и стало ясно, что частным лицам угрожает новый тяжёлый налог[7].

Ганнибал изучил, какие существуют пошлины в гаванях и на суше, почему они взимаются, какая их часть уходит на покрытие обычных государственных нужд и сколько расхищается казнокрадами. Затем он объявил на сходке, что по взыскании недостающих сумм государство окажется достаточно состоятельным, чтобы платить дань римлянам, не прибегая к налогу на частных лиц, и сдержал обещание[8].

Если учитывать, что в 191 г. до н. э. Карфаген предложил уплатить сразу все оставшиеся взносы[9], можно заключить, что реформы Ганнибала оказались успешными. По-видимому с этими реформами связано процветание экономики Карфагена до Третьей Пунической войны.

Однако, те чиновники, которые занимались казнокрадством, принялись натравливать на Ганнибала римлян, обвиняя Ганнибала в том, что он замышляет новую войну с Римом[10].

Уже в 195 г. до н. э. Ганнибалу пришлось бежать из Карфагена из-за попыток выдать его римлянам.

[править] Юридическо-политическая реформа

Тит Ливий так описывал политические изменения при Ганнибале:

В те вре­ме­на в Кар­фа­гене гос­по­д­с­т­во­ва­ло сосло­вие судей; они были тем силь­нее, что их долж­ность была пожиз­нен­ной — в ней те же самые люди оста­ва­лись бес­смен­но. Иму­ще­с­т­во, доб­рое имя, сама жизнь каж­до­го — все было в их вла­с­ти. Если кто заде­вал кого-нибудь одно­го из их сосло­вия, про­тив него опол­ча­лись все; при враж­деб­но­с­ти судей на тако­го сра­зу нахо­дил­ся и обви­ни­тель. И вот в обс­та­нов­ке необуз­дан­но­го вла­ды­че­с­т­ва этих людей, поль­зо­вав­ших­ся сво­и­ми чрез­мер­ны­ми воз­мож­но­с­тя­ми отнюдь не как подо­ба­ет граж­да­нам, Ган­ни­бал был избран пре­то­ром. Он велел поз­вать к нему кве­с­то­ра, но тот пре­не­брег при­ка­зом, дер­жа сто­ро­ну про­тив­ни­ков Ган­ни­ба­ла, а кро­ме того, после кве­с­ту­ры он дол­жен был перей­ти во все­силь­ное сосло­вие судей и пото­му над­ме­вал­ся в силу буду­ще­го могу­ще­с­т­ва. Сочтя это воз­му­ти­тель­ным, Ган­ни­бал послал вес­то­во­го, чтобы кве­с­то­ра схва­тить, а когда того при­ве­ли на схо­д­ку, про­из­нес обви­не­ние не столь­ко ему, сколь­ко всем судьям, пред высо­ко­ме­ри­ем и вла­стью коих бес­силь­ны зако­ны и долж­нос­т­ные лица. Заме­тив, что его речь слу­ша­ют бла­го­склон­но и что над­мен­ность судей пред­с­тав­ля­ет­ся опас­ной так­же и для сво­бо­ды про­с­тых людей, он тот­час пред­ло­жил и про­вел закон о том, чтобы судьи выби­ра­лись на один год и никто не мог оста­вать­ся судьей два сро­ка под­ряд. Насколь­ко Ган­ни­бал снис­кал этим рас­по­ло­же­ние про­с­то­го наро­да, нас­толь­ко же уяз­вил он боль­шую часть зна­ти.

[править] Финансово-фискальная реформа

Тит Ливий так сообщает об экономической политике Ганнибала:

И еще в дру­гом деле он, ста­ра­ясь на общее бла­го, выз­вал к себе враж­ду. Неко­то­рая часть государ­с­т­вен­ных сбо­ров рас­тра­чи­ва­лась по нера­де­нию, а еще часть при­сва­и­ва­ли и дели­ли меж­ду собой неко­то­рые знат­ные и обле­чен­ные вла­стью люди. Не хва­та­ло денег даже на еже­го­д­ную дань рим­ля­нам, и ста­ло ясно, что час­т­ным лицам угро­жа­ет новый тяж­кий налог.
Ган­ни­бал сна­ча­ла раз­уз­нал, какие суще­с­т­ву­ют пошли­ны в гава­нях и на суше, чего ради они взи­ма­ют­ся, какая их часть ухо­дит на покры­тие обыч­ных государ­с­т­вен­ных нужд и сколь­ко рас­хи­ща­ет­ся каз­но­кра­да­ми. Затем он объ­явил на схо­д­ке, что по взыс­ка­нии недо­с­та­ю­щих сумм госу­дар­с­т­во ока­жет­ся дос­та­точ­но сос­то­я­тель­ным, чтобы пла­тить дань рим­ля­нам, не при­бе­гая к нало­гу на час­т­ных лиц, и сдер­жал обе­ща­ние.
Вот тогда-то люди, столь­ко лет кор­мив­ши­е­ся каз­но­крад­с­т­вом, взъяри­лись, как буд­то у них отня­ли свое, а не наво­ро­ван­ное, и при­ня­лись натрав­ли­вать на Ган­ни­ба­ла рим­лян, кото­рые и сами иска­ли пово­да дать волю сво­ей нена­ви­с­ти.

Корнелий Непот подтверждает это:

Вве­дя новые нало­ги, он добил­ся того, что денег хва­та­ло не толь­ко на выпла­ты рим­ля­нам по дого­во­ру, но оста­вал­ся изли­шек, вно­си­мый в каз­ну.

[править] См. также

[править] Источники

  1. Корнелий Непот Ганнибал, 7, 4
  2. Тит Ливий XXX 46
  3. Тит Ливий XXX 44, 1−10
  4. Тит Ливий XXXIII 46, 1−4
  5. Тит Ливий XXXIII 46, 5−7
  6. Шифман И.Ш. Ганнибал. Москва, 1976.
  7. Тит Ливий XXXIII 46, 8−9
  8. Тит Ливий XXXIII 47, 1−2
  9. Тит Ливий XXXVI 4, 7
  10. Тит Ливий XXXIII 47, 3−10


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты