Ганнибал Барка как адмирал

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Ганнибал Барка.

Ганнибал Барка как адмирал (Ганнибал Барка в качестве флотоводца) — действия Ганнибала Барки на море.

[править] Общие сведения

Хотя Ганнибал Барка известен своими победами в сухопутных битвах, и считается полководцем, а не флотоводцем, тем не менее, он, несомненно был одним из выдающихся флотоводцев.

Стереотип о том, что Ганнибал чуть ли не избегал моря (например, Альфред Штенцель писал, что «Ганнибал, талантливый военачальник, в противоположность своим соотечественникам, не был моряком и, по-видимому, подобно римлянам, даже чувствовал отвращение к морю») возник по той причине, что он совершил именно сухопутный поход в Италию, а не морской. Между тем, Ганнибал не мог предпринять этот поход морем — в Испании он имел всего лишь 37 боеспособных кораблей[1], которых было недостаточно ни для транспортировки его армии, ни, тем более, для морской борьбы с римлянами, которые к началу войны имели 240 военных кораблей. К тому же, в армии Ганнибала, воевавший с племенами Испании, было мало опытных моряков.

На самом деле, ещё в детские и юношеские годы Ганнибал плавал из Карфагена в Испанию и обратно неоднократно, хотя и не в качестве капитана корабля. Воспитывали и обучали Ганнибала Гамилькар Барка и Гасдрубал Красивый — оба бывшие адмиралами.

Уже во время похода в Италию, Ганнибалу удалось переправиться через крупную реку Рону. Кроме того, Ганнибал форсировал сравнительно большие реки Тахо и Эбро в Испании и По в Италии.

Сразу войдя в Италию, Ганнибал принялся захватывать пристани и порты, начиная с неудачной битвы при Плацентии. Ему удалось захватить ряд портов (Кротон, Локры, Метапонт и Тарент).

С Тарентом связана и другая история: флот тарентийцев оказался заперт в результате того, что акрополь, в котором засели римляне, господствовал над выходом в море. Ганнибал приказал тарентийцам блокировать акрополь и с моря, но тарентийцы ответили, что их флот не имеет возможности пробиться в открытое море. Тогда Ганнибал придумал следующее решение — тарентийские корабли на повозках были перевезены вокруг акрополя (контролируемого римлянам), спущены на воду и стали на якорь у входа в гавань; таким образом, Ганнибалу удалось организовать блокаду акрополя и с суши и с моря:

Оста­ва­лась надеж­да на оса­ду, но и она была шат­кой: кре­пость нахо­ди­лась на полу­ост­ро­ве, над самым вхо­дом в гавань, — для рим­лян море откры­то, но если в город нель­зя будет дос­тав­лять про­до­воль­с­т­вие морем, то бед­с­т­во­вать при­дет­ся оса­жда­ю­щим, а не оса­жден­ным. Ган­ни­бал соз­вал тарен­тин­ских ста­рей­шин, изло­жил им, в каком труд­ном сей­час поло­же­нии нахо­дит­ся город. Нече­го и думать, пока на море хозяй­ни­ча­ют рим­ляне, взять укреп­лен­ную кре­пость при­с­ту­пом или оса­дой; а вот если бы у тарен­тин­цев были суда и они меша­ли бы под­во­зу про­до­воль­с­т­вия, то рим­ляне сра­зу бы вышли из кре­по­сти или сда­лись бы. Тарен­тин­цы согла­си­лись, но реши­ли: пусть подав­ший совет помо­жет его осу­щес­т­в­ле­нию; мож­но, конеч­но, при­гнать кар­фа­ген­ские суда из Сици­лии, но суда тарен­тин­цев запер­ты в гава­ни — малень­ком зали­ве, выход из кото­ро­го охра­ня­ет­ся рим­ля­на­ми. Как смо­гут они вый­ти в откры­тое море? «Вый­дут, — ска­зал Ган­ни­бал, — мно­гие затруд­не­ния, создан­ные при­ро­дой, рас­пу­ты­ва­ет разум. Город ваш сто­ит на рав­нине; во все сто­ро­ны рас­хо­дят­ся ров­ные и дос­та­точ­но широ­кие доро­ги. По той, кото­рая про­ве­де­на через центр горо­да к морю, я пере­ве­зу на теле­гах не очень боль­шие суда, и море, где сей­час хозяй­ни­ча­ет непри­я­тель, будет в нашей вла­с­ти; мы оса­дим кре­пость и с моря, и с суши и вско­ро­с­ти возь­мем ее, или поки­ну­тую вра­га­ми, или даже с вра­га­ми вме­сте». Речь эта вну­ши­ла не толь­ко надеж­ду, но и вос­хи­ще­ние пол­ко­во­д­цем. Сей­час же при­во­лок­ли ото­всю­ду мно­же­с­т­во телег, свя­за­ли их вме­сте, под­ве­ли маши­ны вытас­ки­вать суда, вымо­с­ти­ли доро­гу, чтобы теле­ги шли лег­че и не так труд­но было вез­ти груз. Потом собра­ли людей и мулов, взя­лись за дело усерд­но: через несколь­ко дней гото­вый сна­ря­жен­ный флот обо­шел кре­пость и стал на якорь у само­го вхо­да в гавань[2].

Отметим и тот факт, что Ганнибалу удалось наладить морские коммуникации из Италии с Карфагеном и Македонией, хотя и слабые ввиду противодействия римлян.

Но первое настоящее флотоводческое предприятие Ганнибала — удачная переброска (эвакуация) своей армии из Кротона в Италии в Лептис Минор в Африке:

Когда же карфагеняне стали призывать его возможно скорее прийти на помощь отечеству, которое находится в опасности вследствие наступления Сципиона, и, чтобы он не медлил, послали к нему начальника флота Гасдрубала, Ганнибал, хотя и был охвачен и скорбью и гневом, давно испытав по опыту недоверие и неблагодарность карфагенян к своим начальникам, и вместе с тем боялся обвинения за эту войну, как первый напавший на римлян в Иберии, однако решил ввиду необходимости следовать за Гасдрубалом и стал готовить много кораблей, так как Италия обладала прекрасным лесом. Пренебрегая подвластными ему еще городами, как чужими, он решил все их разграбить и, обогатив войско, расположить его к себе на случай нареканий на него в Карфагене. Но, стыдясь сам нарушать договоры, он посылал начальника флота Гасдрубала под предлогом осмотра гарнизонов. Тот же, входя в каждый город, приказывал жителям его, чтобы они и их рабы, взяв сколько могут, удалились из города, а остальное отдавал на разграбление. Некоторые из них, узнав об этом, нападали на солдат гарнизонов, прежде чем приходил Гасдрубал, и бывало, что кое-где побеждали города, а кое-где солдаты гарнизона, и происходили повсеместная резня, насилие над женщинами, увод в плен девушек и все, что бывает в городах, взятых во время войны... После этого, посадив все войско на корабли, он ожидал попутного ветра, оставив на земле немногих для охраны[3].

Характерно, что Ганнибал сам строил флот:

Ганнибал все предвидел заранее и приготовил флот. Бесполезную толпу воинов он под видом гарнизонов разослал по тем немногим городам Бруттия, которые еще держались его, побуждаемые скорей страхом, чем верностью. Лучших солдат он взял с собой в Африку[4].

Сам факт, что Ганнибалу удалось благополучно перевезсти своё войско морем в условиях господства римского флота говорит о нём как об отличном флотоводце:

Когда Ганнибаловы корабли подходили к берегу, одному из моряков велено было влезть на мачту и поглядеть, куда они подплывают; тот крикнул, что корабль обращен носом к разбитой гробнице. Ганнибала смутило злое предзнаменование; он приказал рулевому править мимо; пристал в Лептисе, где и высадилось войско[5].

Когда Ганнибал потерял власть и оказался перед угрозой выдачи римлянам, он сумел бежать на корабле из Карфагена на Керкину, затем доплыть до Тира на восточном конце Средиземного моря. Это тоже была своего рода военно-морская операция, тем более, что карфагенские власти отправили для поимки Ганнибала флотилию, но безрезультатно.

Ганнибал просил у царя Антиоха для войны с Римом 100 кораблей, 10000 воинов и 1000 всадников.

Перейдя на службу к Антиоху, Ганнибал вновь отправился в Тир, где собрал и оснастил новую эскадру. Ганнибал собрал флот и двинулся в Эгейское море; близ устья реки Эвримедонт родосский флот встретил флотилию Ганнибала. В развернувшейся битве родосцы нанесли поражение финикийцам и блокировали их флот в Коракесии[6].

Аппиан сообщает, что Ганнибал собирал флот не только в Финикии, но и в Киликии.

Известно о морском вторжении Ганнибала в Кирену.

Ганнибал сделал рейд в Гортину в Крит.

Наконец, Ганнибал одержал морскую победу в бою с пергамским флотом[7].

[править] См. также

[править] Примечания

  1. Тит Ливий XXI 22, 4
  2. Тит Ливий XXV 11, 10-19
  3. Аппиан. Ган., 58, 60
  4. Тит Ливий XXX 20, 5
  5. Тит Ливий XXX 25, 11
  6. Тит Ливий XXXVII 23, 1−11
  7. Корнелий Непот. Ган., 11


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты