Ахаб

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ахав

ивр. אַחְאָב
Возможно, изображение царя Ахава[1]








Предшественник Омри
Преемник Охозия


















Дата смерти 852 до н. э.


Род Омриды


Отец Омри


Супруга Иезавель
Дети 1. Охозия
2. Иорам
3. Гофолия




Ахаб (Ахав, Ах’ав, англ. Ahab, греч. Αχααβ, ивр. אַחְאָב) — седьмой царь Северного Израильского царства[2].

Содержание

[править] Биография

Имя означает «брат отца, кровный родственник».

Он был сыном Омри.

Воцарился на 38 году правления иудейского царя Ассы, и царствовал в Израиле 22 года[3] с 874 г. до н. э. по 853 г. до н. э. по другой версии с 873 г. до н. э. по 852 г. до н. э.

Эпоха Ахаба знаменует поворотный пункт в истории Северного Израильского царства.

Женившись на Изебели, дочери тирского царя Этбаала, бывшего жреца Астарты и убийцы своего брата Феллеса, с единственной целью захватить престол[4], Ахаб страстно предался служению Баалу и превзошёл в этом отношении всех израильских и иудейских царей, бывших до и после него[5].Следуя примеру царя, на сторону нового культа склонился и народ, исповедуя одновременно и религию Яхве[6].

Из любви к Изебели и ненависти к представителям старой религии Ахаб разрешил жене уничтожить пророков Яхве, которые после отпадения северных израильтян от иерусалимского храма одни оставались блюстителями культа Яхве[7].

Сам Ахаб воздвиг в новой столице царства, Себастии, основанной его отцом, храм и алтарь в честь Баала и приставил к нему 450 жрецов; жена его, Изебель, имела свой храм, посвящённый Ашере, в котором служили 400 жрецов[8][9].

Кроме культа Баала был также восстановлен Иерихон. Это сделал некий Ахиил из Бет-Эля:

Ахав, сын Амвриев, воцарился над Израилем в тридцать восьмой год Асы, царя Иудейского, и царствовал Ахав, сын Амврия, над Израилем в Самарии двадцать два года. И делал Ахав, сын Амврия, неугодное пред очами Господа более всех бывших прежде него. Мало было для него впадать в грехи Иеровоама, сына Наватова; он взял себе в жену Иезавель, дочь Ефваала царя Сидонского, и стал служить Ваалу и поклоняться ему. И поставил он Ваалу жертвенник в капище Ваала, который построил в Самарии. И сделал Ахав дубраву, и более всех царей Израильских, которые были прежде него, Ахав делал то, что раздражает Господа Бога Израилева. В его дни Ахиил Вефилянин построил Иерихон: на первенце своем Авираме он положил основание его и на младшем своем [сыне] Сегубе поставил ворота его, по слову Господа, которое Он изрек чрез Иисуса, сына Навина.

История правления Ахаба и его и противостояния с пророком Ильёй подробно изложена во I книге Царей.

Народу, преданному своей национальной религии, суждено было при Ахабе пережить большой и тяжелый кризис, из которого он, однако, вышел победителем. Выступление пророка Илии знаменовало подъем народных сил, восставших против растлевающего влияния чувственных культов Баала и Астарты. Правда, согласно хронисту, во всем народе осталось только 7 тысяч человек, которые отказались поклоняться финикийским богам, но они, вероятно, сыграли роль того ядра, вокруг которого сконцентрировались преданные культу Яхве[10].

На смену пророкам, убитым жестокой Изебелью, появились новые; старые пророки, укрытые богобоязненным начальником дворца Ахаба, Обадией, в пещере, по миновании жестокостей Изебели получили возможность снова распространять в народе учение Яхве. Но борьба между царской властью и пророческим элементом осложнилась тем более, что народная масса, за небольшими исключениями, склонна была скорее следовать за религиозной политикой царей, чем за проповедью пророков.

Продолжая политику отца, Ахав укреплял дружественные отношения с Иудеей и городами Финикии. Союз этих трёх государств имел важное экономическое значение. Через Израиль и Иудею Тир вывозил свои товары в Аравию и Египет, а Израиль и Иудея взимали пошлину с проходивших караванов.

Ахаб вёл продолжительные войны с царём Дамаска Бен-Хададом, пытавшимся превратить его в своего вассала. Бен-Хадад дважды вторгался в Израиль, осадил его столицу Себастию, однако был разбит. Народ сплотился вокруг царя; даже пророки, ранее осуждавшие Ахава, поддержали его. В войне с сирийцами А. даже заключил союз с Иосафатом, царём иудейским[11]. Побеждённый Бен-Хадад был вынужден не только вернуть Израилю прежде отторгнутые города, но и предоставить израильским купцам особые торговые привилегии в Дамаске[12].

Его дочь Аталия вышла замуж за сына Иорама Иудейского[13].

Ахаб содействовал особому процветанию Северного царства. Благодаря ему была основана целая сеть новых городов, в том числе вторая столица — Изреель[14], и воздвигнут дворец из слоновой кости[15].

Археологические раскопки обнаружили построенные при Ахаве укрепления в Иерихоне, Хацоре, Шхеме, Мегиддо и Самарии, а также великолепные дворцы, украшенные инкрустациями из слоновой кости. К этому же периоду относятся находки самарийской керамики, отличающейся высоким художественным уровнем изготовления, и большое число импортных предметов роскоши. Наличие у Ахава колесниц и раскопки конюшен в Мегиддо показывают, что Израиль принимал также участие в торговле между Египтом и Малой Азией. Экономический расцвет обогатил знать и крупных купцов, однако война и засуха причинили много страданий мелким крестьянам.

Ассирийский монолит из Карха упоминает царя Ахаба (на ассирийских памятниках — Achaabbu Sir’lai, то есть Aхаб израильский — сын Омри) как участвовавшего в битве при Каркаре и побежденного Салманасаром III.

Действительно, угроза со стороны Ассирии заставила Израиль и Дамаск заключить политический и военный союз против ассирийской агрессии. Ахаб играл весьма существенную роль в объединенном военном усилии. Он выставил две тысячи колесниц и десять тысяч воинов; его силы превосходили силы всех его союзников вместе взятых. Царь Ассирии Салманасар III объявил о своей блестящей победе при Каркаре; но источники указывают, что битва окончилась поражением Ассирии или, по крайней мере, не дала перевеса ни одному из противников.

После ликвидации ассирийской угрозы снова обострился конфликт между Израилем и Дамаском. Воспользовавшись этим, Меша, царь Моава и вассал Израиля, восстал против Ахаба о чём сообщает Стела Меша.

Лишённый энергии, безвольный Ахаб легко поддавался минутным впечатлениям и мог переходить от глубокого раскаяния к слепой жестокости[16]. Понимая, что в обличительных речах пророков Илии и Михи, призывавших к чистому культу и требовавших справедливости в отношениях царя к подданным, кроется глубокая правда, он, однако, ничего не сделал для своего исправления, отчасти потому, что не мог освободится от дурного влияния жены, отчасти же и потому, что в нём самом не было достаточно сил для подобного возрождения. Не прибегая лично ни к каким насильственным мерам, чтобы отнять у Набота наследственный виноградник для дворцового сада, он, однако, впоследствии был весьма доволен, когда Изебель коварным убийством Набота и его семьи удовлетворила его каприз. Не будучи настолько неверующим, чтобы не преисполниться ужаса от предсказания пророка Илии[17], Αхаб, тем не менее, весьма скоро утешился и совсем забыл о грядущем возмездии.

Введение боевых колесниц и передача власти в провинциях военным наместникам создали новую военную аристократию, противостоявшую патриархальному руководству племенного общества («старейшинам Израиля»). Последние возглавили оппозицию, которую поддержали пророки во главе с Илией, выступавшие против культа Баала Тирского, фанатически насаждавшегося женой Ахава царицей Изевель.

Под конец царствования ему начала изменять и политическая дальновидность. Несмотря на то, что благомыслящие элементы, например пророк Миха, настоятельно советовали царю не предпринимать войны с сирийцами, он, ослепленный блестящими предсказаниями лжепророков, не только сам предпринял эту войну, но вовлек в неё и иудейского правителя Иосафата.

Новая война с Дамаском вспыхнула из-за спорной территории — Рамот-Гил‘ад — на севере Заиорданья. Ахаб при поддержке царя Иудеи Иехошафата предпринял поход на Рамот-Гил‘ад, однако был убит во время боя.

В Библии Ахаб сурово осуждается за насаждение культа Баала в его царстве и за некоторые его поступки, в частности, за незаконное присвоение виноградника Навота из Изре‘эля, не желавшего продать или обменять свой семейный наследственный участок. Изевель выдвинула против Навота ложное обвинение, в результате которого тот был казнён, а его земли перешли к Ахабу.

[править] В агадической литературе

Ахаб был одним из тех нечестивых израильских царей, которым предание отказывает в загробном блаженстве[18]. Один Мидраш помещает Ахаба в пятое отделение ада, как покровителя язычества. Однако хотя Ахаб и был грешником, он, тем не менее, временами проявлял и благородные черты характера[19].

Талмудическая литература выставляет Ахаба фанатическим идолопоклонником; он не оставил в Эрец-Исраэль ни одного холма, где не были бы воздвигнуты идолы, которым он и его жена приносили обильные и богатые жертвы. Он был так дерзок, что на всех воротах Самарии начертал: «Ахаб отрёкся от живого Бога Израилева». В тоже время Ахаб питал большое уважение к представителям «учения» — поэтому ему было позволено царствовать 22 года. За то, что он из своей собственной казны оказывал поддержку изучающим «закон», Господь простил ему половину его грехов.

Богач своего времени, Αхаб, согласно древнему преданию[20], был властителем всего мира. Каждый из 70 сыновей Ахаба имел собственный дворец, выстроенный из слоновой кости.

Так как главной виновницей преступлений Ахаба была язычница Изебель, то некоторые талмудисты отводят ему в загробном мире место, как раскаявшемуся грешнику[21]. Подобно царю Манассе, Ахаб был полон раскаяния[22]; он часто добровольно постился. Поэтому в списке нечестивых царей имя Ахаба было заменено именем Ахаза[23].

 
 
 
 
 
 
Омри
 
Итобаал I
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ахаб
 
Иезавель
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Охозия
 
Иоарам
 
Аталия
 
Иорам
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Охозия
 
 
 

[править] См. также

[править] Источники

  1. Израильские археологи нашли загадочную фигурку неизвестного царя
  2. КЕЭ, том 1, кол. 247–248
  3. I Цар., 16, 29
  4. Иосиф Флавий со слов Менандра, «Древности», VIII, 13, § 1; «Против Апиона», I, 18
  5. I Цар., 16, 31; 21, 20, 25
  6. I Цар., 18, 21
  7. I Цар., 18, 4
  8. I Цар., 16, 31—33; 18, 19
  9. II Цар., 3, 2; 10, 18—27
  10. I Цар., 19, 18
  11. I Цар., 22, 2 и сл. 45
  12. I Цар., 20, 34
  13. II Цар., 8, 18
  14. I Цар., 22, 39; 18, 45; 21, 1
  15. I Цар., 22, 39
  16. I Цар., 21, 1 и сл. до конца
  17. I Цар., 21, 19 и сл.
  18. Мишна Санг., X, 2; Тосефта Санг., XII, 11
  19. Санг., 102б; Иеруш Санг., X, 29б
  20. Мег., 11a
  21. Баба Меция, 59а; Санг., 104б; Bamidbar rabba, 14
  22. I Цар., 21, 27
  23. Иеруш. Санг., X, 28б и 29б; Танна дебе-Элиагу рабба, 9; Зутта, 24


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты